gorbutovich (gorbutovich) wrote,
gorbutovich
gorbutovich

Categories:

Псевдоголос Александра III. Часть 2: фонограф в России; голос ли Вильгельма II?; кто, если не царь?

Продолжение темы: голос Его Величества или не Его Величества?

Начало – часть 1: Голос Александра III ? Нет. Мог ли у царя быть сильный иностранный акцент? Нет

Датский музыковед Стин Нильсен /Steen Kaargaard Nielsen, автор гипотезы о принадлежности голоса на исследуемом им фоновалике русскому царю Александру III (1845-1894), важным «косвенным доказательством» называет факт демонстрации фонографа царю в России [1]. Это событие описано в источниках.


Thomas Edison in 1889 with his improved phonograph, here with an electric motor and hearing tubes. Source

10 ноября 1889 года Юлиус Блок, агент Эдисона в России, в Гатчинском дворце представил фонограф при дворе императора Александра III. Показ имел огромный успех. «Surprise, admiration, full paralization», – телеграфировал Блок Эдисону.

Юлиус Блок (1858-1934) – немецкий подданный, родился в семье предпринимателя в провинции Наталь, британской колонии на юге Африки. Мечтал стать музыкантом, но по настоянию отца отправился в Санкт-Петербург, где тот представлял интересы двух американских торговых компаний. В 1879 году фирма Блока впервые привезла в Россию велосипеды, в 1885 году — пишущие машинки. В 1889 г. во время визита в США молодой предприниматель Юлиус Блок посетил известного американского изобретателя Томаса Эдисона в его лаборатории в Нью-Джерси и получил от него в подарок звукозаписывающий аппарат – фонограф, а заодно и право представлять интересы его фирмы в России. По возвращении в Россию начал активно пропагандировать фонограф Эдисона, устраивая публичные демонстрации записей на восковых валиках в Петербурге и в Москве, чем вызвал огромный интерес к нему. Ему удалось организовать демонстрацию аппарата российскому императору Александру III.

Сохранилось письмо Блока Чарльзу Батчелору, «правой руке» Эдисона, описывающее обстоятельства демонстрации технической новинки императору и прочим высоким персонам.

Из письма Юлиуса Блока к Чарльзу Батчелору от 27 ноября 1889 года.

« На своем пути в Италию, я нашел свободную минуту, описать тебе мой грандиозный успех в С.Петербурге, о котором я намекнул в телеграмме м-ру Эдисону, на следующий после моей демонстрации день, а именно: 11 ноября.

В воскресенье 10 ноября - демонстрация происходила во дворце в Гатчине. Царь пригласил ряд друзей (было 39 присутствовавших), среди которых были 2 брата и его дети, несколько министров и придворные дамы и прочие. Меня попросили показать и объяснить фонограф после ужина, который окончился в 8 ¾. У меня были с собой 8 отводных трубок, чтобы слушать, на аккуратной регулируемой подставке, также с собой было 24 цилиндра (с записями), и несколько чистых цилиндров я приготовил на всякий случай. После короткого объяснения я перешел к демонстрации фонографа с одним из твоих соло на корнете, так как император сам играет на корнете. Мисс Стьюарт была выслушана с огромным вниманием, и вальс нашел одобрение. Особый фурор я произвел, воспроизводя различные шумы. Как следовало ожидать, падение доски создало полную сенсацию, - описанием которой газеты на следующий день были полны. Как Император, так и Императрица выразили свое полное удовлетворение и заявили, что они были удивлены чистотой и интенсивностью этого фонографа, в сравнении с тем, который они слушали во дворце Короля Дании.


2.

Tsar Alexander III and his niece, Princess Victoria of Wales, around 1885. via

Император был очень заинтересован и много расспрашивал о м-ре Эдисоне и его лаборатории, спрашивая несколько раз, есть ли возможность и каким образом приобрести фонограф. Я не мог ничего сказать определенно как о том когда, так и о том, каким образом, могли бы быть представлены фонографы в России - объясняя в то же время, что данный аппарат был предоставлен мне в качестве особой любезности, с целью демонстрации оного ему и различным Научным и Музыкальным Обществам в России. С аккумулятором новой Русской системы (Яблочкова) я достиг большего успеха в работе по «Записи» - и терпеливо соединяя разбитые части в целое и изучая их, я получил очень хороший результат в записи речи - но не имел шансов попробовать записать фортепиано или другие инструменты.


3.

Letter from Julius H Block to Charles Batchelor, November 27th, 1889. Edison Papers Digital Edition. Source

Император не захотел говорить в фонограф - и я должен был послать цилиндр м-ру Эдисону без его записи. С огромными трудностями он уговорил императрицу сказать несколько слов и Генерал Рихтер сказал. После 1½ часов я был отпущен с благодарными словами от императора и императрицы. Оба они были очень добры, откровенны и милы в их разговоре и я чувствовал себя скорее беседующим со старыми друзьями в их доме, чем с могучей персоной, какой являлся Царь России, правящий сотнями миллионов душ.


4.

Letter from Julius H Block to Charles Batchelor, November 27th, 1889. Edison Papers Digital Edition. Source

На следующий день после Гатчины меня пригласил Министр Двора, - граф Воронцов-Дашков, чтобы продемонстрировать фонограф. Он пригласил некоторых министров и других высоких персон, которые все были совершенно потрясены.

На следующее после моего визита в Гатчину утро, во всех газетах были похвальные и интересные статьи о фонографе и моем визите, и после явления чуда были посланы телеграммы об этом в московские газеты как о важном событии... »

[Выделения gorbutovich]

[Письмо Юлиуса Блока к Чарльзу Батчелору от 27 ноября 1889 года. Перевод приводится по книге: Алексей Романович Левашкин. Александр III и музыкальная культура России // Сайт «Туба в России – Алексей Чарыков», 1999-2018.]

Как видим, письмо подтверждает лишь, что императорская чета присутствовала на представлении фонографа при датском дворе и что чудо техники монарха заинтересовало.

По результатам этой успешной демонстрации Эдисон послал усовершенствованный фонограф русскому императору в подарок.


5.

Thomas Alva Edison (11 Feb 1847 - 18 Oct 1931). 1890. Abraham Archibald Anderson (1847-1940). Painting. Oil on canvas. 114.3 x 138.7 x 2.5cm. Frame: 157.5 x 181.8 x 9.8cm. National Portrait Gallery, Smithsonian Institution. Source

Выдержка из распоряжения Эдисона от 21 декабря 1889.

« Уважаемые Господа -

Г-н. Эдисон выражает Вам желание немедленно подготовить фонографы последней марки (с водяным мотором), чтобы подарить их следующим:

Один (1) для Русского Царя, с табличкой следующего содержания:

«Этот фонограф подарен Его Императорскому Величеству; АЛЕКСАНДРУ III, Императору России, его изобретателем Эдисоном (заполнить дату) 1889».

Вместе с машиной послать две дюжины первоклассных музыкальных фонограмм и 50 чистых дисков для записи... »

[По: Алексей Романович Левашкин. Александр III и музыкальная культура России]


6.

Фрагмент гравюры с подписью: Thomas A. Edison dictating his morning's correspondence to his phonograph. Old engraved illustration of Thomas Alva Edison (1847-1931) dictating his morning's correspondence into a phonograph in his lab. Getty Images. Source

Этот фонограф был преподнесен Блоком, от имени Эдисона, Императору Александру Александровичу в 1890. На нем, по словам Блока, на одном из дисков из его коллекции, император самостоятельно записал свою игру на валторне.

В переписке Блока с Эдисоном содержатся переведенные на английский многочисленные восторженные отзывы о фонографе из российских газет.

Леонид Леонидович Сабанеев (1881-1968), музыкальный критик, композитор, математик подробно описал одну из частных демонстраций фонографа в кабинете Блока в его магазине на Кузнецком мосту. В числе прочего Сабанеев сообщает, что фонограф сильно искажал голос.


Леонид Леонидович Сабанеев. Первый фонограф.

« Это происходило в 1893 году. Незадолго перед этим в Соединенных Штатах Эдисон изобрел инструмент, ставший ныне чем-то вполне заурядным и обыкновенным, — фонограф. Тогда же это был предмет удивления и даже порой и суеверия.


7.

Drawing of an early Edison phonograph. Getty Images via

В Москве — на Кузнецком Мосту — в те времена был магазин велосипедов, пишущих машинок (которые тоже только тогда начали появляться) и иных подобных приборов. Владельцем его был Юлий Иванович Блок — не имевший никакого отношения к тогда еще не известному поэту Блоку, но имевший отношение к московскому музыкальному миру: он был большой меломан, постоянный посетитель симфонических концертов, где у него были постоянные места рядом с С. И. Танеевым и графиней Софьей Андреевной Толстой <...>.

Вот раз к нам является Танеев, как всегда «по-московски» неожиданно, без всяких предупреждений (в те времена в Москве было так принято почти повсюду) и в сопровождении целой ватаги очень почтенных людей. Тут были, помимо его самого, три брата Чайковские: Петр Ильич, композитор, Анатолий Ильич, губернатор (где — не помню) [А. И. Чайковский в разные годы служил вице-губернатором в Ревеле и Нижнем Новгороде.], Модест Ильич, либреттист. Кроме того, был еще мой коллега — по классу Танеева — Юша Померанцев (впоследствии дирижер, умер в Ницце в 1933 году) и Юл. Ив. Блок. Вся эта публика ворвалась к нам, чтобы забрать меня и моего брата (мне одиннадцать лет, брату двенадцать), чтобы услышать фонограф, который был получен Блоком из Америки и находился у него в его магазине на Кузнецком.


8.

Юлиус (Юлий Иванович) Блок (1858-1934). Источник фотографии: обложка компакт-диска «На заре звукозаписи» /«The dawn of recording: The Julius Block cylinders», H. W. Marston & Co, 2008. Source

Фонограф этот был получен примерно за три недели до этого [На самом деле фонограф был привезен Ю. И. Блоком в Россию в 1889 г. [2]. Блок успел в нем зарегистрировать такие вещи: 1) голос Льва Николаевича Толстого, 2) исполнение профессором Пабстом вальса из «Спящей красавицы» Чайковского в собственной транскрипции Пабста, 3) только что сочиненное трио Аренского в исполнении композитора и проф. Гржимали и фон Глена, 4) голос Ант. Рубинштейна, который был проездом в Москве. Играть перед фонографом он почему-то отказался.

Магазин Блока, как я сказал, помещался на Кузнецком Мосту, наша квартира — на Большой Дмитровке, против дирекции императорских театров. Ходьбы было несколько минут. И вот вся ватага: трое отроков (я, брат и Померанцев) и пятеро почтенных лиц (в том числе одна личность даже гениальная) — зашагали вверх по Кузнецкому. Ю. И. Блок был страстным любителем музыки, очень культурным человеком (у него была редкая коллекция портретов знаменитых музыкантов). Он был дружен со знаменитым дирижером Никишем, числился приятелем П. И. Чайковского, для любителя очень недурно разбирался в музыке и даже сам был немного пианистом.

Когда мы поднялись на второй этаж магазина, где помещалось бюро Ю. Блока, то первое, что бросилось мне в глаза, была большая гипсовая статуя П. И. Чайковского в сидячей задумчивой позе. Я тогда не очень интересовался подобными вещами и так и не знаю, кто ее лепил и почему она была у Блока в его деловом кабинете. Но помню, что П. И. Чайковский, посмотрев на нее, сказал с усмешкой: «Вот я еще не помер, а памятник уже готов». Он умер осенью того же года. Предчувствие? Думаю, что нет — просто обычная шутка, к которым все наши музыканты были очень склонны с легкой руки братьев Рубинштейнов.


9.

The recording of music became extremely popular. Getty Images via

Потом приступили к самой демонстрации нового изобретения. Это была, естественно, самая первобытная, начальная, допотопная форма фонографа. С валиком из воска, с наушниками для слушания. Наушники имели три разветвления, так что могли слушать только трое, потому соблюдалась очередь. Сначала слушали братья Чайковские, потом Танеев с Блоком — потом три отрока, я в том числе. Как теперь вспоминаю, это была очень несовершенная репродукция. И тембры были искажены, и масса призвуков мешала впечатлению, не говоря уже о художественном эффекте. Но поскольку это все было в полном смысле слова «неслыханно» — все были в полнейшем восторге. Помню репродукцию голоса Толстого. Так как голос его я очень хорошо знал, то мог судить о том, насколько он был искажен в передаче. В общем было непохоже, и притом примешивался какой-то странный акцент, которого у живого Толстого не было. Музыка передавалась лучше — но басовые звуки почти вовсе не были слышны. Лучшее впечатление произвела парафраза в исполнении Пабста. А совсем жалкое впечатление осталось от нескольких слов Ант. Рубинштейна, видимо совершенно случайных, — это было что-то вроде приветствия по случаю такого изобретения.

Потом, усевшись кружком, начали обсуждать шансы нового изобретения и возможные его перспективы. Танеев, как помню, был скептически настроен и выразил мнение, что это изобретение для искусства не имеет никакого значения и что надо ждать усовершенствований. Чайковский, напротив, был настроен скорее радостно и оптимистически — выражал надежду, что этот фонограф может быть хорошим подспорьем при изучении музыки. В общем, все сходились на том, что это — занятная игрушка, но не более. Мне кажется, что тут был в известной степени повинен авторитет Толстого. В разговоре Танеев упомянул, что Лев Николаевич ему говорил о своих впечатлениях от фонографа именно в таких выражениях, что это «забавная игрушка для богатых детей». Это авторитетное мнение, очевидно, и обусловило общее впечатление. Интересно, что никто и подумать в то время не мог, какое распространение эта «игрушка» получит в музыкальном мире.


10.

Демонстрация фонографа, 1878. Фрагмент гравюры / Wood engraving published in The illustrated Australian news, depicting a public demonstration of new technology at the Royal Society of Victoria (Melbourne, Australia) on 8 August, 1878. Source

Потом хозяин предложил сделать запись голосов присутствующих. Чайковский замахал руками: «Нет! Чтобы еще мой голос увековечивать — этого еще не хватало!» Танеев, из интереса, любопытства и так как он вообще любил всякие шутки, — согласился. И когда после этого пустили валик, наговоренный С. И., и он сам слушал «свой собственный голос», он начал дико хохотать.

— Неужели в самом деле у меня такой противный голос! Кончится тем, что я наложу на себя обет молчания. Такая гадость!

— Это может быть полезно для актеров, — сказал Мод. Чайковский, — они могут таким образом контролировать свои недостатки.

— Но я-то не актер, — возразил Танеев. — Непременно, Юлий Иванович, уничтожьте этот валик, чтобы даже самые отдаленные потомки не слышали моего противного голоса.

— Лев Николаевич тоже остался своим голосом недоволен, — сказал Юлий Иванович. — Он говорил мне, что никак не ожидал, что у него такой глухой и стариковский и вдобавок еще злой голос. Вот, говорит, прослушал и теперь знаю, что я — старик, да еще и злой старик.


11.

Инновации 1878 года / Wood engraving published in The illustrated Australian news, depicting a public demonstration of new technology at the Royal Society of Victoria (Melbourne, Australia) on 8 August, 1878. Source

Все эти разговоры старших запечатлелись в моей отроческой памяти. Я так ясно до сих пор вижу перед собой их всех и слышу их голоса, сохранившиеся на фонографе моей звуковой памяти едва ли не лучше и не прочнее, чем на каком-либо диске или валике. Кстати, у П. И. Чайковского голос был сиповатый, надтреснутый, отнюдь не салонный. Может быть, потому он, всегда застенчивый, и не хотел «запечатлеваться». А у Танеева был голос высокий, как бы плачущий, а смеялся он оглушительно, икающим хохотом, который знала вся музыкальная Москва и который не любил Л. Н. Толстой, говоривший, что это распущенность — так смеяться.

Как далеки эти наивные времена от нашего века. Из семерых участников «фонографического сеанса» у Блока остался теперь один я. Нет и тех, голоса которых и музыкальное исполнение мы слушали. »

[Выделения gorbutovich]

Очерк «Первый фонограф» печатается по тексту газетной публикации: «Новое русское слово», 1956, 25 ноября. В оригинале обозначена рубрика: «Из воспоминаний».

[Первый фонограф // Сабанеев Л. Л. Воспоминания о России. — М.: Классика-XXI, 2005. — 268 с., ил. (с приложениями). Составление, предисловие Т. Ю. Масловская. Комментарии С. В. Грохотов]


В Европе

В Германии похожая проблема, но другого оттенка, с записью голоса – не голоса императора.

Голос ли Вильгельма II на звукозаписи гуннской речи?

«Гуннская речь» /«Hunnenrede» кайзера Вильгельма II произнесена 27 июля 1900 года. Самое знаменитое из нее: «Пощады не давать! Пленных не брать!».


12.

«Гуннская речь» кайзера Вильгельма II. Проводы германского экспедиционного корпуса в Китай. Бремерхафен. 27 июля 1900 года. Allgemeiner Deutscher Nachrichtendienst - Zentralbild (Bild 183). German Federal Archives. Source

Стефан Пуйле, перевод: Татьяна Кухаренко:

« В прессе не раз встречался интересный спор относительно того, действительно ли голос самого Вильгельма II можно услышать на восковом валике. Звукорежиссер Стефан Пуйле из Берлина сомневается в подлинности этой звукозаписи. Он выдвигает такие аргументы:

1. Ни язык говорящего, ни скорость его речи не соответствуют традиционным записям голоса кайзера.

2. Оратор говорит на берлинском диалекте с сильным акцентом на букву «r» и является опытным оратором, который говорит громко и настойчиво. Ни то, ни другое не относится к записям голоса кайзера.

3. Скорость 160 оборотов в минуту. Эта скорость была введена в 1902 году. До этого ролики обычно имели скорость от 120 до 125 об / мин. Г-н Брудерхофер, который выполнил перенос и оцифровку, оценил дату создания записи 1906 год. Следовательно, дата, когда запись была сделана между 1902 и 1906 годами, кажется правдоподобной.

4. Текст речи был сокращен, чтобы вместить запись на валик. Вряд ли император согласился бы на сокращение своего выступления. Из пункта 3 становится ясно, почему объем памяти валика не был увеличен за счет снижения скорости вращения.

5. Самые ранние звукозаписи голоса кайзера задокументированы только 24 января 1904 года. Это примерно 2 ролика для запланированного архива голосов известных личностей в американском Гарвардском университете, Национальном музее и Библиотеке Конгресса в Вашингтоне. Было четко указано, что записи не будут опубликованы. Кайзер удалился в свои покои со своим камердинером, который был обучен пользоваться фонографом. Записи были сделаны без общественности и не имели анонса. Обе записи не имеют отношения к «гуннской речи».

6. Нет никаких исторических источников о том, что кайзер когда-либо записывал "гуннскую речь". В то время специализированные журналы, например "Phonographische Zeitschrift" подробно сообщил бы о таком событии - как они это сделали со звукозаписями в январе 1904 года.

7. В объявлении упоминается только «Обращение Его Величества». Если это был бы действительно кайзер Вильгельм II то, объявление должно было быть таким: «Его Величество Кайзер говорит» или «Говорит Его Величество».

8. Объявление, типичное для рекламных роликов, дает понять, что это запись, предназначенная для продажи. Кайзер никогда бы на это не согласился.

9. Повторные выступления не были редкостью в эпоху фонографов. Например, их показывали на ярмарках за входные деньги. Только по этой причине кайзер никогда не согласился бы записать «бесконтрольно» на фонограф свой голос. »

[Голос ли Вильгельма II на звукозаписи гуннской речи? Стефан Пуйле. Перевод: Татьяна Кухаренко. 18.12.2020]


Чья русская речь могла быть записана на фоновалик в Дании?

Кто, если не царь-батюшка? И не король Греции, упоминавшийся в части 1.


13.

Встреча Александра III с представителями земства и крестьянства. Россия, 1880-е гг. Федюкин, Александр Николаевич (1845-?). Автор оригинала: Каразин, Николай Николаевич (1842-1908). Бумага, акварель, гуашь, литография цветная (паспарту). 39,2х62,2 (изобр.); 57,5х77 (паспарту). Поступил в 1979 г. Передан из Научной библиотеки Государственного Эрмитажа. Государственный Эрмитаж. Source. На паспарту – фрагмент речи царя

Любая супружеская пара, в которой муж говорит на русском, но не совсем правильно и с сильным акцентом, а жена говорит на русском и датском. Для мужчины русский язык, скорее всего, не родной, либо он его забыл.

Российско-датские связи в те времена были чрезвычайно прочны из-за ближайших родственных уз русского и датского дворов.

Насколько я поняла из интервью Стина Нильсена, он не может уверенно сказать является ли датский язык родным или нет для женщины, записанной на фоновалик №127.

На фонограмме может быть записан какой-либо иностранец, изучающий русский язык и пребывающий в данный момент в Дании (если запись сделана в Дании, а не где-либо еще в Европе). Такие иностранцы были. Пример: Морис Беринг [3] /Maurice Baring (1874-1945). Но он не подходит, т.к. в 1897 году, когда умер Готфрид Рубен, ему было всего 23 года, и акцент мужчины на цилиндре №127 не английский. Вряд ли Морис Беринг в своем интересе к русскому был одинок – очевидно были и другие.

Голос может принадлежать кому-либо из российского дипломатического корпуса в Дании. При этом, об одном из послов точно известно, что он плохо говорил по-русски.

Граф Бенкендорф

Феликс Феликсович Юсупов про посещение Лондона в 1909: «... за обедом в русском посольстве с удивлением обнаружил, что наш посол, граф Бенкендорф, плохо говорит по-русски.» [Юсупов Ф. Ф. Мемуары. Перевод с французского: Елена Кассирова — М.: "Захаров", 2011. Стр. 120. Felix Youssoupoff. Memoires. Avant l'exil. 1887-1919. Paris, 1952. En exil. Paris, 1954]

Нина Берберова: «В 1923 году первый секретарь русского посольства К.Д. Набоков, заменивший Бенкендорфа в 1917 году (граф умер 31 декабря 1916 года), был совершенно противоположного мнения [4] о своем патроне: в своих воспоминаниях он писал, что Бенкендорф не знал, где находится Лхасса, что русский язык его был недостаточен, и что он на русских производил впечатление иностранца. Но что он «отлично понимал пружины политики» 1905-1915 гг. и «умел производить впечатление подлинного мудреца». Писать (он всегда писал только по-французски) он не умел, «писал запутанно и тускло».» [Нина Берберова. Железная женщина. — New York: Russica, 1981. Стр. 20-21 / М.: Книжная палата, 1991]

Граф Александр Константинович Бенкендорф до Лондона трудился посланником в Копенгагене.

Проживший всю жизнь за границей Александр Константинович Бенкендорф плохо владел русским языком, в связи с чем получил по личному распоряжению Николая II право представлять свои доклады в Министерство иностранных дел на французском языке.


14.

Бенкендорф Александр Константинович (1849-1916), граф, дипломат. Source. Эта фотография, но в обработанном виде опубликована в книге: World's work edited by Henry Norman, Henry Chalmers Roberts. Published by W. Heinemann, 1903

Немец Benckendorff /Бенкендорф Александр Константинович (Александр Филипп Константин Людвиг) (1849, Берлин – 29.12.1916 (11.01.1917), Лондон), граф, дипломат, гофмейстер (с 1903). Сын племянника графа Александра Христофоровича Бенкендорфа, генерал-адъютанта и дипломата Константина Константиновича Бенкендорфа (1817-1858), возведенного в 1832 г. в графское достоинство, и принцессы Луизы Филипповны де Круа (1825-1890); брат Павла Константиновича Бенкендорфа. С детства принадлежал к протестантской церкви, позже перешел в католичество.

4 февраля 1897 г. Бенкендорф был назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Копенгагене. До этого, с 1893 он был советником посольства в Вене, Австро-Венгрия.

Готфрид Рубен /Gottfried Moses Ruben (1837-1897), представитель Эдисона в Скандинавии, скончался 03.10.1897. То есть, в 1897 году было почти 8 месяцев (или меньше), когда они могли встретиться и когда могла быть сделана запись.


15.

Софья Петровна, супруга Александра Константиновича Бенкендорфа. Source

В 1879 года Александр Бенкендорф женился на графине Софье Петровне Шуваловой (1857-1928), дочери Петербургского губернского предводителя дворянства графа Петра Павловича Шувалова (1819-1900). Супруга следовала за мужем во всех его дипломатических назначениях. По воспоминаниям сына, была женщиной энергичной и предприимчивой, также была талантливым фотографом-любителем.

Чтобы версия «голос Бенкендорфа» имела право на существование, Софья Петровна должна бы была владеть, хотя бы немного, датским языком.

Проблемы данной версии:
1) Насколько совершенен датский язык дамы – только датчане способны определить.
2) Могла ли Софья Петровна Бенкендорф-Шувалова знать датский?
3) Пел ли граф? Знать песенку про Бисмарка, наверное, мог.

Одна из множества возможных версий.

До Бенкендорфа, в 1893-1896 годах, посланником в Копенгагене был Михаил Николаевич Муравьёв (1845-1900). Его жена Софья Николаевна Гагарина (1847-1874) умерла лет за 20 до записи.

До Муравьёва, в 1882-1893 годах, послом был граф Карл Карлович Толь /Karl Wilhelm von Toll (1834, Санкт-Петербург - 02.02.1893, Копенгаген). Супруга — Елена Карловна Штрандман (1833-1910), дочь генерал-майора Карла Густавовича Штрандман и его жены Люции.

Их дочь Ольга (1863-1916) в 1885 году в Копенгагене вышла замуж за князя Ивана Александровича Кудашева. В 1896 году он был назначен первым секретарем миссии в Копенгагене. Позже стал чрезвычайным посланником и полномочным министром в Дании (1906-1910).

Дипмиссия, как все понимают, состоит из многих сотрудников, а у них семьи и дочери, в т.ч. с мужьями-иностранцами.

Перемещались и путешествовали по Европе в конце XIX века весьма активно. Для фантазий на тему кто мог быть записан на фонограф имеется богатое поле.

А если вернуться к августейшим фамилиям, то вспоминается еще одна русско-датская пара:


16.

Павел Александрович и Александра Георгиевна. Source

Великий князь Павел Александрович, сын Александра II и его первая супруга Александра Георгиевна (1870-1891). Ее отец: датчанин король Греции Георг I, родной брат Dagmar - Александры Федоровны; мать: Ольга Константиновна, внучка Николая I.

Слабое владение русским языком Павла Александровича так же невероятно, как и сложности с устным русским у его брата Александра III. К примеру, князь Феликс Юсупов, друживший с Дмитрием, сыном Павла Александровича и Александры Георгиевны, про Павла Александровича в мемуарах писал, про сложности с русским языком не упоминал. При том, что плохой русский посла Бенкендорфа его удивил.


17.

Въезд на Дворцовую площадь в.кн. Александры Георгиевны в сопровождении Александра III и свиты. Россия, 1889 г. Б. Борхерт. Бумага, тушь пером и кистью. 42х66,5 см. Поступил в 1949 г. Передан из Музея Этнографии народов СССР. Государственный Эрмитаж. Source

Итак, при беглом взгляде всплывают такие теоритические претенденты на голоса:

1) Бенкендорф Александр Константинович и Софья Петровна Шувалова.
2) Михаил Николаевич Муравьёв и кто-то. <- Маловероятно.
3) Карл Карлович Толь и Елена Карловна Штрандман. <- Сомнительно.
4) Иван Александрович Кудашев и Ольга Карловна Толь. <- Сомнительно.
5) Король Греции Георг I и Ольга Константиновна.
6) Великий князь Павел Александрович и Александра Георгиевна, принцесса Греческая и Датская. <- Стремится к нулю.
7) Александр III и Мария Федоровна. <- Стремится к нулю.
8 - ∞) Кто угодно.

К вопросу: кто, если не царь-реакционер, он же царь-Миротворец.


18.

Frances Densmore listening to wax cylinder phonograph with Mountain Chief, a Blackfoot Indian.1916. Library of Congress/Corbis/VCG via Getty Images. Source. Фрагмент фотографии

Автор: Татьяна Горбутович.


Примечания:

[1] Steen Kaargaard Nielsen дает комментарий Независимой газете. Цитата из статьи:

« «Никто, насколько мне известно, до сих пор не смог установить, что запись 127 на самом деле является записью Александра III и его жены». <...> По словам ученого, предположение о том, чей голос может быть записан на цилиндре, было сделано на основании «косвенных доказательств». В частности, царская чета вместе с частью датской королевской семьи присутствовала на самой первой демонстрации фонографов Готфрида Рубена и Теодора Корнелиуса-Кнудсена во Фреденсборге 28 сентября 1889 года. Были ли сделаны какие-то записи – точно не известно, но намеки на это есть [намеки в том, что обычно публике предлагали сделать запись - прим. gorbutovich], и файл № 127 может быть как раз результатом пробы голоса. Через некоторое время фонограф был продемонстрирован царской семье в Гатчинском дворце под Санкт-Петербургом российским агентом Эдисона Юлием Блоком. Впоследствии он писал в письме близкому соратнику Эдисона Чарльзу Бэтчелору, что пара была приятно удивлена четкостью записи фонографа по сравнению с той, что они слышали в Дании. В этот раз сообщалось, что царь не пожелал, чтобы его записали, а вместо этого уговорил царицу и генерала Отто де Рихтера произнести несколько слов. Интерес Александра III к фонографу был настолько велик, что он захотел приобрести копию и поэтому в феврале 1890 года Эдисон отправил царю упрощенную модель аппарата.

Несмотря на то что точно атрибутировать запись не удается, как можно понять, господин Нильсен, как настоящий ученый, допускает, что это позволят сделать какие-то новые обстоятельства. «Я не думаю, что мы можем в настоящее время исключить, что это может быть запись царя», – все же отмечает ученый, так что вопрос о том, говорил ли русский царь с немецким акцентом, пока остается открытым. »

[У ученых нет прямых доказательств, что на датской записи запечатлен голос Александра III. Был ли немецкий акцент у «самого русского царя» так и не ясно. Александр Малышев // Независимая газета, 11.03.2021] Подробнее - см. в части 1.

[2] См.: Блок Ю. И. Воспоминания о Чайковском // П. И. Чайковский. Забытое и новое. Воспоминания современников, новые материалы и документы. М., 1995.

[3] См.: Нина Берберова. Железная женщина. — New York: Russica, 1981. Стр. 19-24 / М.: Книжная палата, 1991

[4] Перед этим приводятся восторженные высказывания о Александре Константиновиче Бенкендорфе Мориса Беринга, упомянутого выше.


Источники и дополнительные ссылки:

Все источники – по ссылкам в тексте.
History of the Cylinder Phonograph // The Library of Congress
https://en.wikipedia.org/wiki/Phonograph
https://en.wikipedia.org/wiki/Phonautograph
Edison's Invention of the Phonograph
What Was the First Sound Ever Recorded by a Machine? // time.com
https://phonograph.org.nz/gallery/G7_Photo-Gallery.html
The Early History Of The Turntable / Phonograph: La Voix du Passé
П. Е. Вайдман «Мы услышали голос Чайковского...» // Belcanto.ru. Статья опубликована во 2 выпуске Альманаха «П.И.Чайковский. Забытое и новое.», выпущенном Домом-музеем П. И. Чайковского в Клину.
Как звучал голос Чайковского // Arzamas
Валерий Золотухин. Единственная запись голоса человека, родившегося в XVIII веке // Arzamas
Денисов Виктор Николаевич. О фонографической записи голоса П. И. Чайковского из коллекции собирателя Юлиуса Блока // Вестник Удмуртского университета. Серия «История и филология», 2016
Грюнберг П.Н. Феномен ранней грамзаписи в истории России начала ХХ века // Вестник Московского государственного областного университета (Электронный журнал). 2011. № 2. с. 42-50.


См. также:

Начало: Голос Александра III ? Нет. Мог ли у царя быть сильный иностранный акцент? Нет, 2021-04-08
Шехтель, феерии и коронация Александра III, 2019-07-16

YouTube: Лекции. Искусство. История. Идеи
Telegram: Искусство. История. Идеи

Tags: 19 век, Дания, Россия, история, наука, технологии рекламы
Subscribe

Posts from This Journal “наука” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments