April 19th, 2021

Andy Warhol

Псевдоголос Александра III. Часть 2: фонограф в России; голос ли Вильгельма II?; кто, если не царь?

Продолжение темы: голос Его Величества или не Его Величества?

Начало – часть 1: Голос Александра III ? Нет. Мог ли у царя быть сильный иностранный акцент? Нет

Датский музыковед Стин Нильсен /Steen Kaargaard Nielsen, автор гипотезы о принадлежности голоса на исследуемом им фоновалике русскому царю Александру III (1845-1894), важным «косвенным доказательством» называет факт демонстрации фонографа царю в России [1]. Это событие описано в источниках.


Thomas Edison in 1889 with his improved phonograph, here with an electric motor and hearing tubes. Source

10 ноября 1889 года Юлиус Блок, агент Эдисона в России, в Гатчинском дворце представил фонограф при дворе императора Александра III. Показ имел огромный успех. «Surprise, admiration, full paralization», – телеграфировал Блок Эдисону.

Юлиус Блок (1858-1934) – немецкий подданный, родился в семье предпринимателя в провинции Наталь, британской колонии на юге Африки. Мечтал стать музыкантом, но по настоянию отца отправился в Санкт-Петербург, где тот представлял интересы двух американских торговых компаний. В 1879 году фирма Блока впервые привезла в Россию велосипеды, в 1885 году — пишущие машинки. В 1889 г. во время визита в США молодой предприниматель Юлиус Блок посетил известного американского изобретателя Томаса Эдисона в его лаборатории в Нью-Джерси и получил от него в подарок звукозаписывающий аппарат – фонограф, а заодно и право представлять интересы его фирмы в России. По возвращении в Россию начал активно пропагандировать фонограф Эдисона, устраивая публичные демонстрации записей на восковых валиках в Петербурге и в Москве, чем вызвал огромный интерес к нему. Ему удалось организовать демонстрацию аппарата российскому императору Александру III.

Сохранилось письмо Блока Чарльзу Батчелору, «правой руке» Эдисона, описывающее обстоятельства демонстрации технической новинки императору и прочим высоким персонам.

Из письма Юлиуса Блока к Чарльзу Батчелору от 27 ноября 1889 года.

« На своем пути в Италию, я нашел свободную минуту, описать тебе мой грандиозный успех в С.Петербурге, о котором я намекнул в телеграмме м-ру Эдисону, на следующий после моей демонстрации день, а именно: 11 ноября.

В воскресенье 10 ноября - демонстрация происходила во дворце в Гатчине. Царь пригласил ряд друзей (было 39 присутствовавших), среди которых были 2 брата и его дети, несколько министров и придворные дамы и прочие. Меня попросили показать и объяснить фонограф после ужина, который окончился в 8 ¾. У меня были с собой 8 отводных трубок, чтобы слушать, на аккуратной регулируемой подставке, также с собой было 24 цилиндра (с записями), и несколько чистых цилиндров я приготовил на всякий случай. После короткого объяснения я перешел к демонстрации фонографа с одним из твоих соло на корнете, так как император сам играет на корнете. Мисс Стьюарт была выслушана с огромным вниманием, и вальс нашел одобрение. Особый фурор я произвел, воспроизводя различные шумы. Как следовало ожидать, падение доски создало полную сенсацию, - описанием которой газеты на следующий день были полны. Как Император, так и Императрица выразили свое полное удовлетворение и заявили, что они были удивлены чистотой и интенсивностью этого фонографа, в сравнении с тем, который они слушали во дворце Короля Дании.
Collapse )