August 19th, 2016

Греция

Олимпийские песни Пиндара

Древние Олимпийские игры и оды их победителям Пиндара

Главная функция и сущность античных соревнований, в том числе Олимпийских, близка таким явлениям, как выборы по жребию должностных лиц в греческих демократиях, как суд божий в Средние века, как судебный поединок или дуэль. Греческие состязания должны были выявить не того, кто лучше всех в данном спортивном искусстве, а того, кто лучше всех вообще — того, кто осенен божественной милостью. Спортивная победа — лишь одно из возможных проявлений этой божественной милости; спортивные состязания — лишь испытание, проверка.


Terracotta Panathenaic prize amphora. Attributed to the Euphiletos Painter. Period: Archaic. Date: ca. 530 B.C. The Metropolitan Museum of Art. Source

Наиболее прославленным эллинским поэтом, сочинявшим торжественную хоровую лирику, был Пиндар (VI-V в. до н.э.). "Был он не только поэт, дивно одаренный, но и человек, людезный богам [Жизнеописание Пиндара *], даже боги пели песни Пиндара. Многие из его произведений восхваляют победителей греческих состязаний. Лирика пелась под музыку. В хоровой лирике пел хор, то ли от лица поэта, то ли от лица самого хора, то ли от лица всех сограждан, выставивших этот хор.

Михаил Леонович Гаспаров:

Пиндар — самый греческий из греческих поэтов. Именно поэтому европейский читатель всегда чувствовал его столь далеким. Никогда он не был таким живым собеседником новоевропейской культуры, каковы бывали Гомер или Софокл. У него пытались учиться создатели патетической лирики барокко и предромантизма, но уроки эти ограничились заимствованием внешних приемов. В XIX в. Пиндар всецело отошел в ведение узких специалистов из классических филологов и по существу остается в этом положении до наших дней. Начиная с конца XIX в., когда Европа вновь открыла для себя красоту греческой архаики, Пиндара стали понимать лучше. Но широко читаемым автором он так и не стал. Даже профессиональные филологи обращаются к нему неохотно.

Может быть, одна из неосознаваемых причин такого отношения — естественное недоумение современного человека при первой встрече с основным жанром поэзии Пиндара, с эпиникиями: почему такой громоздкий фейерверк высоких образов и мыслей пускается в ход по такой случайной причине, как победа такого-то жокея или боксера на спортивных состязаниях? Вольтер писал (ода 17): «Восстань из гроба, божественный Пиндар, ты, прославивший в былые дни лошадей достойнейших мещан из Коринфа или из Мегары, ты, обладавший несравненным даром без конца говорить, ничего не сказав, ты, умевший отмерять стихи, не понятные никому, но подлежащие неукоснительному восторгу…». Авторы современных учебников греческой литературы из уважения к предмету стараются не цитировать этих строк, однако часто кажется, что недоумение такого рода знакомо им так же, как и Вольтеру.

Collapse )