gorbutovich (gorbutovich) wrote,
gorbutovich
gorbutovich

Categories:

Революционеры пореформенной России до террора

Современный честный русский не может быть другом правительства...
Из прокламации «К молодому поколению», 1861

А еще 175 лет Илье Репину. Он родился 24 июля [5 августа] 1844 г.

После реформ Александра II в 1860-1870-х годах в России произошел сдвиг в общественном сознании, возникло общественное брожение и движение. В 1870-х власть не разглядела мирного созидательного потенциала культурной работы народников «в народе». Правительству везде мерещилась революция. Власть сама множила ряды противников существующего строя.


Владимир Маковский. Вечеринка. 1875-1897. Фрагмент. ГТГ

"Реакция правительства на деятельность разночинной интеллигенции была столь же неадекватной, сколь и недальновидной. Месяцы и годы тюрьмы, которые для одних кончались сумасшествием или смертью, а для других становились школой политической борьбы; административные высылки; исключение из учебных заведений; полицейский надзор и прочие «репрессии, непропорциональные преступлениям», надолго вырывали молодых людей из мирной обыденности, вызывали ожесточение и укрепляли решимость идти по революционному пути. Как писал один из «государственных преступников», «высокопоставленные глупцы думают, что их нелепые меры имеют предупредительное значение; если бы они знали, что каждое новое притеснение все теснее и теснее смыкает кружок честных людей...» [1]."

Народник и ученый Дмитрий Александрович Клеменц (1848-1914) про свое участие в «хождении в народ», ~1874 год:

«Вижу я, что почти все мои знакомые “пошли в народ”. Пью утром чай и думаю об этом, — почему же я-то не иду туда же? Взял саквояж, побежал на вокзал, взял билет в Новгород и сел на поезд. Проехал несколько станций и все жду, где же мне слезть с поезда, с какого места начинается настоящий народ, и решил сойти на следующей станции. Взял свою поклажу и пошел по деревне. Зашел в деревенский трактир и сел пить чай. Было воскресенье, народу в трактире много; я завязал разговор.

Один из посетителей попросил меня написать ему прошение. Я исполнил его просьбу, но от вознаграждения отказался.

— Скажи, милый человек, кто ты такой, как звать тебя? — спросил крестьянин.

Я не знал, как назвать себя, и сказал: “Зовите меня Владимиром”.

Странствую по тракту. В одной деревне дал три рубля на лечение больной старухи и опять назвал себя Владимиром.

Не прошло трех дней моего странствования, как сложилась легенда, что по деревням ходит великий князь Владимир Александрович, расспрашивает мужиков, как они живут, помогает больным и бедным. Разумеется, все это дошло до сведения полиции. Меня арестовали...» [2]


2.

Маковский Владимир Егорович (1846-1920). Вечеринка. 1875-1897. 108.5 х 145.6 холст, масло. Третьяковская галерея. Source

Данный пост написан на основе монографии "«Отщепенцы». Путь к терроризму (60-80-е годы XIX века)", лекции и статьи Екатерины Игоревны Щербаковой, МГУ, кандидата исторических наук, автора многочисленных публикаций по общественно-политической истории России XIX - начала ХХ века.

Что отмечено синим цветом – мои вставки, текст Екатерины Щербаковой в кавычках и без выделения цветом.

"Раздел школьного учебника, посвященный общественному движению 60-х годов, навевал смертельную скуку и никак не хотел запоминаться. Личности его деятелей расплывались каким-то серым, аморфным пятном<...>. Но именно в унылой массе разночинцев зарождались многие явления и процессы, плоды которых мы пожинаем и по сей день.


3.

Портрет Александра Ивановича Герцена. Россия, Около 1861 г. Фотограф: Левицкий, Сергей Львович. 1819-1898. Альбуминовый отпечаток, 10х6 см. Государственный Эрмитаж / Фигура слева у Маковского слегка напоминает эту фотографию Герцена

Это время емко охарактеризовал последний директор Департамента полиции А.Т. Васильев: «Систематическая революционная агитация началась в России в 60-х годах XIX века, когда группа стремящихся к переменам интеллектуалов впервые предприняла попытку потрясти и насильственным образом разрушить существующий порядок в государстве. ...Это был период такого помрачения рассудка, которое обычно описывается словом «нигилизм»...

Кровавые последствия нигилистической пропаганды не заставили себя долго ждать. За короткое время было совершено несколько покушений на Царя и его министров. Революционеры начали безжалостную кампанию против всех представителей существующего порядка...» [3]."


4.

Калики перехожие. Участники этнографических экспедиций конца 1850-х - начала 1860-х. Карикатура иллюстрированного сатирического журнала «Искра», 1864, №9 // Из издания: Якушкин, Павел Иванович. [Собрание песен П.В. Киреевского]. Записи 1843-1844 гг. Народные сказания о кладах, разбойниках, колдунах и их действиях, записанные в Малоархангельском уезде. Зарайский дневник 1846 г. [Электронный ресурс]. Москва : РГБ, 2012. Source

"19 февраля 1855 года на российский престол вступил Александр II. Не будучи по натуре реформатором, он нашел в себе мужество признать необходимость перемен. Подготовка крестьянской реформы вызвала в русском обществе настоящую «лихорадку мысли», бросавшую поборников прогресса от самых радужных надежд на добрую волю царя-Освободителя к мрачному скептицизму по отношению к правительственным начинаниям."

"19 февраля 1861 года император подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей». Характер «эмансипации» общеизвестен. Облагодетельствованные крестьяне ответили на объявление царской милости взрывом возмущения. Общество же, окончательно уяснив непоследовательность планов верховных преобразователей, чувствовало себя обманутым. «Переходное состояние, в которое Россия вступила по случаю изменения одной из главных основ ее гражданского установления, — говорилось в отчете III отделения, — сопряжено с неизбежным болезненным ощущением, проявляющимся с различными оттенками во всех слоях общества» [4]."


5.

Илларион Прянишников. Калики перехожие. 1870 год. Государственная Третьяковская галерея. via

"Как писал В.Г. Короленко, «Великая реформа всколыхнула всю жизнь, но волна обновления скоро начала отступать.<...> Дорога, на которую страна так радостно выступила в начале десятилетия, упиралась в неопределенность» [5].

Власть шла испытанным бюрократическим путем, отдавая распоряжения сверху и ожидая снизу лишь отчет об исполнении. Никакого сотворчества со стороны общества не предполагалось. <...>

Многие искренно хотели найти себе применение в труде на благо освобожденного народа. Но в новых учреждениях перевес оставался за людьми старого закала, поборникам прогресса приходилось действовать в пассивной или недоброжелательной обстановке, отказываться от убеждений или от дела."


6.

Илья Ефимович Репин (1844-1930). Сходка. 1883. ГТГ. Source. / Сам Репин называл картину "«При свете лампы», показывая все разнообразие типов разночинной интеллигенции. Причем в условиях российской действительности многие из них могли угодить за решетку только за участие в такой «вечеринке», принятой властями за «сходку»." [*]. Фрагмент.

В 1870-х гг. началось «Хождение в народ» – массовое движение радикальной молодежи в деревню. Впервые лозунг «В народ!» выдвинул Александр Иванович Герцен в связи со студенческими волнениями 1861 года. Ведущую роль в подготовке сыграли работы М. А. Бакунина и П. Л. Лаврова – идеологов народничества. Петр Лаврович Лавров в «Исторических письмах» (1870) призывал интеллигенцию к «уплате долга народу». Движение началось весной 1874 в центре Европейской России, вскоре распространилось на Поволжье, а также на Малороссию и Новороссию; по официальным данным, пропагандой были охвачены 37 губерний Европейской России. Участники входили в состав более чем 30 кружков. «Лавристы» ставили целью пропаганду идей социализма, «бакунисты» пытались организовать массовые антиправительственные выступления. К ноябрю 1874 арестовано свыше 4 тысяч человек, наиболее активные участники осуждены по «процессу 193-х».

Герман Лопатин, автор первого перевода «Капитала» Маркса на русский язык, жаждая «уплатить долг народу», планировал сделаться кочующим сельским учителем. Он писал:
"эта деятельность, приводя нас в непосредственное соприкосновение с массами, позволяла нам рассмотреть поближе этого загадочного сфинкса, называемого народом". [6]


7.

И.Е. Репин. Арест пропагандиста. 1880-1889, 1892. Дерево, масло. 34,8 × 54,6. ГТГ

Во время походов в народ "кому-то хотелось проверить себя на прочность, доказать свою пригодность к высокому служению обездоленным в совершенно непривычных бытовых условиях; кому-то было стыдно пользоваться благами цивилизации, когда масса сограждан прозябает в нищете; кто-то в образе столяра или сапожника вел пропаганду; кто-то спешил звать народ «к топору»; кто-то следовал своеобразной моде."

Из воспоминаний Дмитрия Клеменца про эпоху «хождения в народ»:

«Раз как-то в Москве я зашел к одному знакомому и услышал от него следующее:
— Знаете, меня просто одолели барышни, — давай им фальшивых паспортов: “в народ хотим идти!”.
Только что он сказал это, дверь отворилась, и вошла молоденькая девица.
— И вы уж не за паспортом ли? — недовольным тоном спросил мой знакомый пришедшую.
— Да, я только не знаю, какой взять, — паспорт солдатки, должно быть, будет удобнее для меня.
Мы оба расхохотались.
— Да знаете ли вы, что такое — солдатка? Ведь это — сплошь да рядом деревенская проститутка!
— Ну, может быть, паспорт бабий взять? — уже немного конфузясь сказала она.
— Никакого паспорта я вам не дам. Вы — московская барышня — и деревни-то не видали.
— Как же быть-то мне? Все идут в народ...» [7]


8.

Илья Репин. Арест пропагандиста. 1892 год. Государственная Третьяковская галерея. Выдал крестьянин, для которого речи пришлого человека темны и непонятны.

"К концу 1870-х годов стало ясно, что к пропаганде крестьяне не восприимчивы. Бывало, что крестьяне и рабочие сами выдавали баламутов-«сицилистов», не без основания опасаясь бед, которые могло навлечь общение с ними." [*]

К концу 1874 значительная часть «ходивших в народ» была арестована, но движение продолжалось и в 1875. Наиболее громкий процесс над народниками – процесс «193-х» 1878 года.

"Дознания по делам об антиправительственной пропаганде проводились в 26-ти губерниях, задержано было несколько тысяч человек. Суд присяжных, главное завоевание судебной реформы, эти дела, как правило, миновали, попадая в Особое Присутствие Правительствующего Сената (ОППС). Именно через это учреждение прошли известные «массовые» процессы 1870-х годов — «50-ти» и «193-х».

Один из наиболее известных русских юристов, Анатолий Федорович Кони (именно он был председателем суда на знаменитом процессе Веры Засулич) вспоминал, что в профессиональной среде ходили слухи о «неприличном» поведении первоприсутствующего ОППС (с 1874 года) Александра Григорьевича Евреинова. Сенатор «раздражительно, злобно придирался к словам подсудимых и выносил не в меру суровые приговоры» [8]."

"По окончании процесса оказалось, что 90 человек (из 193-х), будучи привлечены к суду, по выражению обвинителя В.А. Желеховского, — «для фона», провели по нескольку лучших лет жизни в предварительном заключении так сказать «задаром». Вскоре 80 из этих 90 оправданных были сосланы под надзор полиции административным порядком."


9.

И.Е. Репин. Под конвоем. По грязной дороге. 1876. Холст, масло. 27,2 × 53,5. ГТГ. Картина 1876 года, а пик «хождения в народ» и массовые аресты приходятся на 1874-1875 годы.

"Так поступали всегда, когда отсутствовал формальный состав преступления: нельзя же в самом деле судить за намерения. А наказывать, как считали власти, можно и должно.

Дело в том, что аресты ожидали не только тех, кто звал крестьян «к топору», но и тех, кто ходил в народ, так сказать, «для рекогносцировки»." [*]

К поколению ходоков в народ принадлежали и члены "Народной воли", террористической организации, "казнившей" Александра II 1 марта 1881 года.


10.

Император Александр II на смертном одре. 1881. Фотограф: Сергей Львович Левицкий // Из издания: Гальперин, Лев Ефимович (1872-). Общественное движение в царствование Александра Второго : Ист. очерки Л. Барриве. - Москва : Образование, 1911. - 154, [1] с., 6 л. ил., портр. : ил.; 25. РГБ. Source

"По сравнению с широчайшим народническим движением народовольцы – капля в революционном море." [*]

"Александр Михайлов, один из лидеров «Народной воли», долго жил среди саратовских староверов. Софья Перовская уехала в Самарскую губернию, где «в качестве оспопрививательницы бродила по окрестным селениям, знакомясь с жизнью и настроением крестьянства» [9]. Сергей Кравчинский, который 4 августа 1878 года белым днем на людной улице зарезал шефа жандармов, летом 1873-го жил в деревне Андрюшино Новоторжского уезда Тверской губернии у «опростившегося» мелкого помещика Ярцева. Освоив крестьянский труд и привыкнув к деревенскому быту, он ушел «на пропаганду» в образе пильщика. И так далее и тому подобное.

В 1877 году фельдшерицей села Студеницы Самарского уезда Самарской губернии стала Вера Фигнер, оставившая Цюрихский университет ради работы в народе. Она была из тех, кто старался принести конкретную пользу конкретным людям, сделать их беспросветную жизнь хоть чуточку лучше. Оставшихся на этом пути назовут потом сторонниками «малых дел».

«В моем ведении были две волости, — вспоминала Фигнер. — Система оказания медицинской помощи в Самарском уезде была разъездная: фельдшер в течение месяца должен был посетить все селения своего участка; в моем их имелось 12. В первый раз в жизни я очутилась лицом к лицу с деревенской жизнью, наедине с народом, вдали от родных, знакомых и друзей, вдали от интеллигентных людей. Признаюсь, я почувствовала себя одинокой, слабой, бессильной в этом крестьянском море. Кроме того, я не знала, как и приступить к простому человеку.


11.

Максимов Василий Максимович. Больной муж. 1881. 71.5 х 89.5, холст, масло. Третьяковская галерея. Source

До сих пор я не видала вблизи всей неприглядной обстановки крестьянства, я знала о бедности и нищете народа скорее теоретически, по книгам, журнальным статьям, статистическим материалам.

Восемнадцать дней из тридцати мне приходилось быть вне дома, в разъездах по деревням и селам, и эти дни давали мне возможность окунуться в бездну народной нищеты и горя. Я останавливалась обыкновенно в избе, называемой съезжей, куда тотчас же стекались больные, оповещенные подворно десятским или старостой. 30-40 пациентов моментально наполняли избу... Грязные и истощенные, — на больных нельзя было смотреть равнодушно; болезни все застарелые: у взрослых на каждом шагу — ревматизмы, головные боли, тянущиеся 10-15 лет; почти все страдали накожными болезнями; в редкой деревне были бани; в громадном большинстве случаев они заменялись мытьем в русской печке; неисправимые катары желудка и кишок, грудные хрипы, слышные на много шагов, сифилис, не щадящий никакого возраста, струпья, язвы без конца, и все это при такой невообразимой грязи жилища и одежды, при пище, столь нездоровой и скудной, что останавливаешься в отупении над вопросом: есть ли это жизнь животного или человека? Часто слезы текли у меня градом в микстуры и капли, которые я приготовляла для этих несчастных...

...Когда работа кончалась, я бросалась на кучу соломы, брошенной на пол для постели; тогда мной овладевало отчаяние: где же конец этой нищете, поистине ужасающей; что за лицемерие все эти лекарства среди такой обстановки; возможна ли при таких условиях даже мысль о протесте; не ирония ли говорить народу, совершенно подавленному своими физическими бедствиями, о сопротивлении, о борьбе?» [10].

Весной 1878 года Вера Фигнер получила место в селе Вязьмино Петровского уезда Саратовской губернии, где работала вместе со своей сестрой Евгенией, сдавшей экзамен на фельдшерицу при Саратовской врачебной управе.


12.

Илья Репин. Не ждали. Фрагмент. На стене: портреты Т.Г Шевченко и Н.А. Некрасова, гравюра К.К. Штейбена «Голгофа» и фотография Александра II на смертном одре. "Не каждый народник, даже пострадавший от несправедливости режима, и не все его близкие считали, что царь-Освободитель заслуживает смерти." [*]

«Вскоре нам удалось открыть школу. Евгения заявила крестьянам, что она возьмется даром обучать детей, пусть только присылают их: все учеб- ные пособия у нас есть, отцам не придется покупать ни азбук, ни бумаги, ни перьев. У нее сейчас же собралось 25 человек учеников и учениц. Надо заметить, что во всех трех волостях моего участка не было ни одной школы. ...Скоро сестра приобрела лестное звание: “наша золотая учительша”.

Покончив занятия в аптеке и школе, которая помещалась в том же фельдшерском домике, мы брали работу, книгу и шли “на деревню” к кому-нибудь из крестьян» [11]."

"Подобные личности вносили в устоявшийся быт крестьянского «мира» беспокойство, становились помехой беспределу, творимому деревенскими хищниками над безграмотными и забитыми мужиками. <...> Ничего удивительного, что сестер скоро стали выдавливать из деревни. Заметим кстати, что в противоположность многим другим народникам, они были людьми легальными.


13.

Репин Илья Ефимович. «Не ждали». 1883-1888. Холст, масло. 160,5 × 167,5. ГТГ. Source. / "Герой - не народоволец, как нередко пишут исследователи, а народник более умеренных взглядов. Члену террористической организации вряд ли удалось бы вернуться - в связи с коронацией Александра III (май 1883) политической амнистии не было, а бежавший вряд ли пришел бы домой. <...> Вероятнее всего герой - не муж и отец, а скорее брат и дядя. В революцию уходили очень молодыми, многие со студенческой скамьи. Человек, возраст которого перевалил за 25, считался в этой среде чуть ли не стариком." [*]

«Мы еще не успели, что называется, обжиться, когда крестьяне сообщили нам, что священник нашего села распространяет слух, что мы беспаспортные, что мы нигде не учились, никаких бумаг не имеем, и что он такой же лекарь, как и мы. ...Через некоторое время тот же священнослужитель сделал заявление в земской управе, что со времени нашего приезда в Вязьмино душевное настроение его паствы измени- лось: храм Божий мало посещается, усердие оскудело, народ стал дерзок и своеволен. ...Началось шпионство за школой; то управляющий помещика, то писарь, то священник зазывали мальчуганов: “все пытают, учишь ли ты нас молитвам”, — рассказывали дети сестре. Но сестра молитвам учила; тем не менее, в Саратов полетели доносы, что Евгения внушает ученикам: “Бога нет, а царя не надо”, а по селу распространился слух из волостного правления, что мы укрываем беглых. ...Приехал исправник, произвел дознание о нашем поведении, образе жизни, о нашей школе, допросил отцов, перепугал ребятишек и закрыл нашу школу, как существующую без разрешения училищного совета» [12].


14.

И.Е Репин. Рисунок с картины «Не ждали», исполненной в 1884 году, до переписки головы входящего. Бумага ангер, тушь, карандаш. 24,5 × 27,5. © Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева. Source

Не стоит забывать, что даже при отсутствии прямых распоряжений высшего начальства, которые отличались бы держимордовской глупостью, начальство низшее в нашем Отечестве испокон веков чрезвычайно ретиво. В архивах III отделения сохранилась масса дел об «удалении от должностей учителей народных училищ за вредное их направление». Например, учитель всенародного 3-х классного Белевского училища Дмитрий Никанорович Воейков был уволен за то, что «во время возвращения крестного хода с Иордани, став на возвышенном месте большой улицы и облокотясь на перила, все время не снимал с головы своей шляпы, рисовался своим неуважением к святыне» [13]. Хотя, наверное, просто стояли крещенские морозы.

Преподаватель Белгородской семинарии Василий Сланский лишился места в связи с донесением помощника начальника Курского губернского жандармского управления о том, что «в нравственности Сланского обнаруживается направление к нигилизму, в выражениях его проявляется несочувствие к установленному порядку, вообще по испорченности характера и дурному направлению личность неблагонадежная...» [14]. Никакой конкретики это сообщение не содержит. А ведь таких подозрительных лиц обычно отстраняли от должности с дальнейшим «недопущением к обучению и воспитанию юношества как в учебных заведениях, городских и сельских, так и в частных домах»."


15.

И.Е. Репин. Фигура в рост и голова входящего. 1883-1884. Подготовительные рисунки к картине «Не ждали» (1884-1888, ГТГ ). Бумага, графитный карандаш, растушка. 27,4 × 22,7. ГТГ. Source

"Я часто слышу вопрос: «Ах, эти революционеры, ну неужели они не могли жить нормально, им же никто не мешал получить образование, устроиться на службу. Учили бы себе, лечили и т. д.?!». Ответ, по-моему, вполне очевиден. В Российской империи слишком легко было прослыть бунтовщиком. А если кто-то пытался служить не форме, а людям, поступая, не как заведено, а по совести, пускай и в строгом соответствии с законом — звание «врага общественного порядка» было ему обеспечено."

Многие выпускники университетов хотели приносить пользу обществу, но зачастую оказывались не у дел. Россия тогда только-только встала на промышленный путь и частных фирм, куда мог устроиться образованный разночинец, было крайне мало. Когда при Александре III фирм стало больше, появилась работа, в которой молодежь могла себя применить, революционное движение утихло, переродившись в другие формы.

"Молодых радикалов пореформенной России объединяло одно — они были «новыми людьми», отличавшимися от окружающих особой системой ценностей, которая превращала их в «отщепенцев», не имеющих своего места в традиционном обществе."

"Казалось бы, все неудачи на тернистом пути радетелей за простого человека можно объяснить отсутствием в стране политической свободы. Но нередко горькое разочарование вызывал и сам этот простой человек, ради которого они шли на «риск и непомерный труд»."

"Многие не выдерживали убожества деревенского быта и примитивности нравов <...>"

"У некоторых городских жителей организм чисто физиологически не принимал крестьянскую пищу — «кишка тонка», говорили в деревне; сами же они готовить не умели. У большинства вообще отсутствовали навыки самообслуживания, зато сильны были представления о том, что определенными домашними делами образованному человеку самостоятельно заниматься не пристало.


16.

Репин Илья Ефимович. Не ждали. 1882/1883-1898. Дерево, масло. 45,8 × 37,5. ГТГ. Source. / Первоначальный вариант одноименной картины. Согласно последним выводам эта картина начата чуть раньше, чем большое полотно, к работе над которым Репин приступил не позднее 1882 года, видимо, летом. В течение ряда лет он работал над обоими картинами одновременно. Исследование в инфракрасном диапазоне излучения показало, что изначально был мужчина, а не девушка-курсистка. [**]

Попадались и такие, кто стремился водрузить в деревне знамя прогресса во что бы то ни стало, не считаясь с особенностями культуры крестьянства. «Учительница не смогла найти общего языка с крестьянами, не желая приспосабливать свои привычки, образ жизни и способ общения к деревенским обычаям. Со всеми переругалась. Разместившись на жительство в крестьянской избе, она начала учить хозяев все делать по-разумному: вести хозяйство, дом содержать в чистоте. Ничего не вышло. Многочисленные переезды с места на место. В результате всех этих мытарств — разочарованная она вернулась в город, заявив, что не хочет жить в “тупой среде дикарей”» [15]. Раздражало, что дети не знают самых «элементарных» вещей: своих полных имен и фамилий, правой и левой руки. Не могут определить, где верх, а где низ. Вместо молитв «бессмысленно бормочут господи сусе». Не в состоянии ответить на вопрос, «какой веры твои родители?». При этом учитель не спрашивал себя, зачем в деревне все это знать."


17.

«Девушка, идущая с портфелем», И. Е. Репин, конец 1870-х, ГТГ. Source

"Неудовлетворенность, нетерпение и нетерпимость становились спутниками «нового человека».

Да и «Око Государево», как мы успели убедиться, не разглядело мирного, созидательного потенциала культурной работы народников в деревне. <...> Как писал один из «государственных преступников», «высокопоставленные глупцы думают, что их нелепые меры имеют предупредительное значение; если бы они знали, что каждое новое притеснение все теснее и теснее смыкает кружок честных людей... Придет и наше время, когда мы дадим единодушный кровавый ответ» [1]. Это время наступило в конце 1870-х - начале 1880-х годов, когда «“отчужденные” интеллектуалы, находящиеся в оппозиции режиму», развернули свою деятельность под знаменем «Народной воли». Пути самодержавного правительства и интеллигенции снова разошлись, хотя именно в первые десятилетия после Великой реформы существовала реальная возможность направить энергию молодого поколения в мирное русло. Социально-политическая действительность России второй половины XIX века загоняла ее в подполье."


18.

И.Е. Репин. Перед исповедью. 1879-1885. Холст, масло. 48 × 59. ГТГ. К выставке 2019 года картине вернули первоначальное название. В 1937 году эта работа в духе времени была переименована в "Отказ от исповеди" – с тами названием она и жила все последующие годы.

"<...> Логика антиправительственной борьбы с неизбежностью приводила к развитию борьбы террористической.
Первые теракты — покушение на товарища прокурора Киевского судебного округа М.М. Котляревского (23 февраля 1878) и на адъютанта Киевского жандармского управления Г.Э. Гейкинга (24 мая 1878), убийство шефа жандармов Н.В. Мезенцева (4 августа 1878) — застали власти врасплох. Отчаянное положение диктовало «исключительные меры». 9 августа 1878 года появился закон «О временном подчинении дел о государственных преступлениях и о некоторых преступлениях против должностных лиц ведению военного суда, установленного для военного времени» [16]."

Террор стал превращаться из эксцессов в обыденную практику революционной деятельности.

"Отсутствие гарантий прав личности, полная незащищенность перед лицом власть имущих порождали соответствующие формы протеста."


19.

Революционер-народник Николай Морозов среди слушательниц Высших женских курсов. Неизвестный автор. 1910 год, г. Санкт-Петербург. Источник: Санкт-Петербургский государственный университет. Source


Примечания:

[*] Цитаты из статьи Екатерины Щербаковой – см. ниже.
[**] Юденкова Т. В. Илья Репин. "Не ждали". - М.: Государственная Третьяковская галерея, 2019

[1] (55) Нечаев и нечаевцы. — М.-Л., 1931. С. 21
[2] (32) Клеменц Д.А. Из прошлого. — Л., 1925. С. 123-12 и С. 125-126.
[3] (1) Васильев А.Т. Охрана: русская секретная полиция. — «Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. Т. 2. — М., 2004. С. 448.
[4] (8) ГА РФ. Ф. 272. Оп. 223. Д. 26. Л. 216 об.
[5] (11) Короленко В.Г. История моего современника. Т. 1–2. — Л., 1976. Т. 1. С. 266.
[6] (31) Лопатин Г.А. Автобиография (1845–1918). Показания и письма. Статьи и стихотворения. — Пг., 1922. С. 67-68.
[7] (33) Клеменц Д.А. Из прошлого. — Л., 1925. С. 123-12 и С. 125-126.
[8] (14) Кони А.Ф. Избранное. — М., 1989. С. 283.
[9] (34) Чарушин Н.А. О далеком прошлом. — М., 1973. С. 138.
[10] (35) Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. С. 99–101.
[11] (36) Там же. С. 109.
[12] (40) Там же. С. 112, 114.
[13] (41) ГА РФ. Ф. 109. 3 экспедиция. 1872 г. Д. 13. Л. 1.
[14] (42) Там же. Д. 15. Л. 1.
[15] (50) Романов А.П. Воспоминания сельских учителей как способ коллективной легитимации. — Век памяти, память века. Опыт обращения с прошлым в 20 столетии. Сборник статей. — Челябинск, 2004. С. 464.
[16] (63) Полное Собрание Законов Российской Империи. Собр. 2. Т. 53. Отд. 2. С. 90.


20.


Лекция «Не ждали» и другие картины «народнической» серии. Лектор Екатерина Игоревна Щербакова, кандидат исторических наук, заместитель заведующего кафедрой общественно-гуманитарных дисциплин Московской школы экономики МГУ. 16 марта 2019, Государственная Третьяковская галерея.


Литература и ссылки:

Цитаты из:
- Книга: Екатерина Игоревна Щербакова. «Отщепенцы». Путь к терроризму (60-80-е годы XIX века) / Е.И. Щербакова; под ред. Г.А. Бордюгова; послесловие Н.И. Дедкова. — М.: Новый Хронограф; АИРО-XXI, 2008. — 224 с. — (Серия «АИРО — Первая монография»). [pdf]. В книге также см.: "Источники и литература" на стр. 217-221 и "Имена" стр. 197-216.
- [*] Статья, частично аналогичная лекции: Екатерина Щербакова. Полотна И.Е. Репина как зеркало русского народничества // Журнал «Третьяковская галерея», №1 2019 (62).
- Лекция: "«Не ждали» и другие картины «народнической» серии", прочитанная 16 марта 2019 в рамках образовательной программы к выставке в Третьяковской галерее "Илья Репин", 16 марта - 18 августа 2019.

Олег Витальевич Будницкий. Терроризм в русском освободительном движении: идеология, этика, психология (вторая половина XIX — начало XX вв.). — М., 2000
Из этой книги: «Реформы привели к появлению в России разночинцев — образованных или чаще полуобразованных людей, стремящихся к самореализации, и, для начала — к устранению внешних для этого препятствий» [С. 336-337]
Олег Будницкий. Цикл "Непредсказуемое прошлое", 2014 г. "Вера Засулич и истоки террора в России". Аудиозапись.
«Народная воля» и политический террор. Игорь Христофоров // postnauka.ru. FAQ
Манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей и об устройстве их быта», 19.02.1861
«Хождение в народ» // Большая российская энциклопедия
https://ru.wikipedia.org/wiki/Нечаев,_Сергей_Геннадиевич
История Отечества с древнейших времен до наших дней. Энциклопедический словарь. Москва, 1999
Народничество // Большая российская энциклопедия
«Хождение в народ» // Большая российская энциклопедия
Б. С. Итенберг. «Хождение в народ» // Большая советская энциклопедия. 3-е издание
Кратко про "Не ждали": Загадки главной картины Репина «Не ждали», VK ГТГ


Также смотрите:

21.


Лекция Террористы: «подрыв устоев» в политике и эстетике 1869 - 1900-х годов. 91 мин. 14 октября 2015, Русский музей. Лектор — Алексей Курбановский, д.ф.н., искусствовед, главный научный сотрудник Государственного Русского музея.


Ранее:
Новая русская интеллигенция рубежа XIX-XX веков: отцы и дети, 2019-04-02
Врубель: "А вы, Илья Ефимович, рисовать не умеете". Коровин о Врубеле и Репине, 2019-07-04


Tags: #Репин, 19 век, Россия, быт, видео, выставки, лекция, реализм, революция
Subscribe

Posts from This Journal “революция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments

Posts from This Journal “революция” Tag