Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Парижская любовь и фотография-проститутка. Робер Дуано

История фотографии

Поцелуй у парижской мэрии. Фотограф Робер Дуано.

Робер Дуано о своей самой известной фотографии говорил: «Она поверхностна, легко продаваема, une image pute /фотография-проститутка»


Поцелуй у парижской мэрии. Фотограф Робер Дуано. 1950 / Robert Doisneau. Le baiser de l'Hôtel de ville, 1950. © Atelier Robert Doisneau. Source

Париж – город символов. Хлеб – один из символов Парижа. Но "не хлебом единым жив человек" [Ветхий Завет, Второзаконие, 8:3] – главным нематериальным символом как Парижа, так и всей Франции, безусловно, является любовь.

Любовные снимки фотографа Робера Дуано (1912-1994) и рассказ о его знаменитейшем снимке, ставшем одним из символов послевоенного Парижа и парижской безмятежной любви, – "Поцелуй у парижской мэрии".


Текст из книги: Ханс-Михаэль Кецле "Знаменитые фотографии. История знакомых образов. Том 2. 1928-1991", TASCHEN Icons, 2008. / Глава "Робер Дуано. Любовь в мартовский день. 1950":


Вряд ли в наше время есть другая фотография, которая получила такую же известность, как снимок Робера Дуано / Robert Doisneau «Поцелуй у парижской мэрии». Изображение мимолетного объятия стал лучшим образом Парижа. Кроме того, фотография, ставшая емкой метафорой ощущения послевоенной жизни, принесла своему создателю не только славу, но и богатство.


2.

1934. Фотограф Робер Дуано. Берег Сены / Robert Doisneau. Seine banks. Paris. 1934

В этот раз он осмелился подойти ближе. Однако обычно он старался держаться на расстоянии и оставаться незамеченным. Робер Дуано называл присущую ему застенчивость причиной его сдержанности как фотографа. Превратив неизбежность в достоинство, он, в конце концов, превратил соблюдение дистанции в изобразительный стиль, применимый ко всему социальному и архитектурному окружению в городе. Дуано – фотограф, предпочитавший широкие планы, и, соответственно,


3.

Это не Париж, это Москва. Фотограф Уильям Кляйн (род.1928). Бикини. Москва. 1959 / William Klein, Bikini, Moscow, 1959. © William Klein/Courtesy HackelBury Fine Art. via, Christie's

полная противоположность Вильяма Кляйна, который сознательно смешивался с фотографируемыми им людьми, пытаясь наладить контакт и взаимодействие, давая знать о том, что он – фотограф, провоцируя реакции и, тем самым, превращая сам процесс съемки в тему работы. Но если французский термин chasseur d'images – то есть охотник за изображениями – признан во всем мире в качестве описания действий фотографа, то Робер Дуано, наоборот, всегда считал себя pêcheur d'images, рыболовом, то есть фотографом, который терпеливо выжидал, пока течение жизни не бросит к его ногам более-менее богатый улов – «наблюдателем» (Колин Уэстербек), который поднял осторожность на вершину и поместил ее в сердце всей своей работы.

В этом смысле, Дуано вошел в историю фотографии как мастер «скрытой камеры». Или так он, скорее, предпочел бы называться, если бы из-за широко освещаемых международных судебных исков в конце его жизни не раскрылось бы, что сам Дуано участвовал в инсценировке событий, изображаемых на его фотографиях. В любом случае, как нам теперь известно, возможно, его самая знаменитая фотография Поцелуй у парижской мэрии была результатом инсценировки, произведенной с участием нанятых актера и актрисы. Но что и означает этот неприятный факт для восприятия и понимания фотографии, которая является «популярным образом» и одной из самых известных фоторабот столетия?


4.

1944 год, август. Робер Дуано. Поцелуй в Париже освобожденном / The liberation of Paris, August 1944. Robert Doisneau


Главный элемент каждой ретроспективы Дуано

По неофициальным данным, Поцелуй у парижской мэрии был продан более двух с половиной миллионов раз только в виде открыток. Кроме того, около полумиллиона плакатов с этим изображением нашли покупателей. Этот мотив украшает подушки, носовые платки, настольные и настенные календари, поздравительные открытки и раскладные серии фотографий. Кроме пип, он является главным элементом каждой ретроспективы Дуано и не I лучайно украшает обложку самой важной публикации художника на сегодняшний день, Three Seconds from Eternity [Три секунды вечности]. Гости Парижа встречают это изображение в том или ином виде буквально на каждом углу. Возникает вопрос: почему эта относительно неэффектная фотография с достаточно простой композицией по сей день завораживает публику.

Точно в центре квадратной фотографии изображена молодая пара примерно двадцатилетнего возраста. Откровенно говоря, в них нет ничего замечательного. Они прилично одеты – вполне подходяще для улицы. И только яркий шарф, заткнутый за воротник двубортного костюма, является единственным аксессуаром, придающим богемный вид правому берегу Сены. Приближаясь с левой стороны, пара движется вперед по заполненной людьми улице. Мужчина правой рукой обхватил плечи девушки. Вдруг – как внушает нам фотография – он притянул ее к себе и поцеловал в губы. Кажется, никто из остальных пешеходов, изображенных на снимке, не заменил этого внезапного проявления любви. И лишь наблюдатель на переднем плане видит маленькую сцену. Намеренно выбранный кадр «из-за плеча», если заимствовать терминологию киноиндустрии, намекает именно на это.


5.

1945. Робер Дуано. Поцелуй в кафе. На постере написано: "Попробуйте наши байдарки". В "Gégène" / Robert Doisneau. Essayez nos pédalos. Chez Gégène. 1945. via


Один из «неопределенных» зимних дней в Париже

Мы не знаем, почему Робер Дуано выбрал для постановки этой сцены окрестности парижской мэрии. На самом деле, беззаботное счастье послевоенного времени олицетворял, скорее, противоположный берег Сены – в частности, Латинский квартал, населенный студентами – не случайно голландец Эд ван дер Эльскен выбрал Левый берег местом действия своей, возможно, самой важной работы середины 1950-х годов: Любовная истории в Сен-Жермен-де-Пре. Но Робер Дуано выбрал именно Правый берег. Расплывчатый, но легко узнаваемый нео-баррочный парижский муниципалитет находится на заднем плане людной улицы, судя по всему, Риволи. Уличичное кафе, из которого производилась съемка, возможно, сегодняшнее Café de l'Hôtel de Ville, расположенное на пересечении Ренар и Риволи. Дуано снимал своим Rolleiflex, направленным на улицу, находясь за столиком во втром ряду. Женщина на заднем плане заметила его, ее взгляд выдает присутствие фотографа в снимке.


6.

1950. Робер Дуано. Четыре сезона - Весна / Les quatre saisons - printemps Les quatre saisons - printemps. Doisneau Robert (1912-1994) , photographe. Paris, Centre Pompidou - Musée national d'art moderne - Centre de création industrielle. © Atelier Robert Doisneau. Source

В монографиях снимок неоднократно помещался под названием «Воскресенье». Но на самом деле ничто на фотографии не указывает на то, что сегодня воскресенье: мы просто привыкли ассоциировать прогулки по городу с воскресными и выходными днями. Сам Дуано датировал снимок мартом 1950 г. Следовательно, он должен быть сделан в один из «неопределенных» зимних» дней в Париже: ни теплых, ни холодных, конечно, ни солнечных, а, скорей пропитанных тем рассеянным светом, который Дуано однажды назвал типичным для Парижа – свет, являющийся частью вечного «нежного серого тента, который прославленное небо Иль-де-Франс [начинает] разворачивать на рассвете, как будто кто-то накрывает защитным чехлом ценную мебель».


Всегда в поиске выразительного момента

Фотография Дуано была впервые опубликована в легендарном иллюстрированном журнале Life. В то время фотографу, отпрыску мелкобуржуазной парижской семьи, было тридцать восемь лет. Он изучал искусство гравировки в École Estienne, а потом познакомился с инновационными тенденциями «новой объективности» в фотографии в студии Андре Виньо. Позднее Дуано получил свою первую должность – надо сказать, не слишком его устраивавшую – место промышленного фотографа в компании Renault. В 1939 г. он был уволен за частые опоздания на работу. «Я опять попал ни улицы, где шла жизнь, чувствовал себя счастливым, но испытывал легкое беспокойство. За пять лет работы на заводе моя инициативность впала и спячку. Но спала она или нет, материальные нужды заставили меня начать все заново».


7.

1950. Робер Дуано. Поцелуй в Версале / Robert Doisneau, 1950, Baiser Passage Versailles, Paris

Дуано преобразовал неизбежность в достоинство и сделал улицы объектм своего фотографического исследования. Его всегда завораживал Париж простых людей – Париж пенсионеров и поденщиков, бродяг и таксистов, падших женщин, рабочих, детей и домовладелиц, вглядывающихся в холл. Это были люди, которых он искал, всегда высматривая выразительный момент, в котором сосредоточились бы человеческие и более чем человеческие качества.


8.

Фотограф Анри Картье-Брессон. Париж. Собор Парижской Богоматери. 1952-1953 / Henri Cartier-Bresson. France. Paris. 1952-1953. Notre-Dame Cathedral. Magnum photos. Source

Дуано был рассказчиком среди представителей так называемой photographie humaniste. Если Картье-Брессон следовал догмам конструктивистов и выстраивал композицию фотографий до последней детали, Дуано выискивал истории. Его фотографии демонстрируют остроумие, но очень часто в них различимы ирония или даже легкая грусть, скрывающиеся »а юмором. Он всегда ограждал себя от интеллектуализации процесса съемки. Его искусство работы с фотоаппаратом выросло из ростков симпатии и чувства, источников, которые в конце концов объясняют причину несравненной мировой популярности его творчества.


9.

1950. Робер Дуано. Париж / Paris. 1950. Photo: Robert Doisneau

Cлава пришла к Дуано поздно, но зато осталась с ним на долгое время. В начале 1970-х годов в Париже сносили крытые рынки. Для многих парижан их исчезновение означало не только потерю фрагмента старого Парижа, но и окончание целой эры: той не всегда беззаботной, но всегда оптимистичной послевоенной эры, за время которой город на Сене опять стал художественным и интеллектуальным центром мира, перед тем как безвозвратно уступить свои лидирующие позиции Нью-Йорку. Не случайно, что именно в этот тяжелый поворотный момент произведение Робера Дуано, основная масса работ которого отражала 1940-1950-е годы, получило буквально беспрецедентное признание. Друзья предупреждали его: «Не трать время на эти фотографии!» Но Дуано устоял, и в результате ни один другой фотограф его поколения не мог предложить такого многообразия снимков из «лучших времен», как достаточно тихий и скромный Дуано. По слухам, его архив содержал не менее 400 тысяч негативов — визуальный космос, из которого продолжают появляться бесчисленные не виданные ранее фотографии Парижа.


10.

«Говоря о фотографиях. ..», статья о Париже, как о «городе любовников» в Life 1950 г. В этой статье был впервые опубликован Поцелуй у парижской мэрии Дуано / LIFE Speaking of pictures Le baiser de l'hôtel de ville, 1950. Robert Doisneau. via


Город свободного поведения и чувственных наслаждений

Под эгидой запоздалого признания Дуано Поцелуй у парижской мэрии начал триумфальное шествие после премьеры в Life, где он был напечатан в маленьком формате наряду с другими пятью черно-белыми фотографиями. Издатель не осознал визуальной мощи снимка и не придал значения имени его создателя: фотограф даже не был упомянут на этом развороте. Фотография была частью статьи о Париже как о городе любовников. Там, как внушали текст и фотографии, люди могут обниматься на каждом углу, и на них никто не обратит внимания. Помните: мы все еще говорим о 1950-х годах, явно пуританской эре, когда ласки на улице вряд ли были нормой. В этом контексте Life опять использовал старое представление о Париже, городе свободного поведения и чувственного наслаждения, представление, широко распространенное в голливудских фильмах того времени. По сути, Поцелуй у парижской мэрии и сегодня воздействует на этом уровне: фотография наводит на мысль о безмятежном наслаждении любовью в послевоенные годы. В этом смысле, фотография способна воздействовать в двух аспектах как свидетельство мирных, но при этом страстных, гармоничных отношений.


11.

1950. Поцелуй у Оперы. Фотография из LIFE. Фотограф Робер Дуано / Le Baiser de L'Opera. Photo Robert Doisneau, Paris. 1950


Три поцелуя у здания мэрии, один на рю де Риволи и еще один на площади Согласия

Сам Дуано продолжал противоречиво относиться к своей известной фотографии, однажды он заявил, что она не представляла собой достижения в области фотографии. «Она поверхностна, легко продаваема, une image pute, фотография-проститутка». Однако все те, кто покупали ее в виде постера или пазла, занавески для душа или изображения на футболке видели ее – и до сих пор видят в ином свете. Всю свою жизнь Дуано получал восторженные письма, в том числе и от людей, которым казалось, что они узнали себя на этом снимке.

Однако в 1988 г. Дениза и Жан-Луи Лаверн из Иври недалеко от Парижа направили фотографу иск на сумму около 90 тысяч долларов в качестве компенсации за невыплаченные авторские отчисления. В результате состоялся громкий судебный процесс, во время которого Дуано признал, что он сделал постановку с оплаченными моделями. Согласно его аргументам, снимок был сделан по контракту с Life, которому нужны были фотографии целующихся пар в Париже. Но из-за боязни юридических проблем было решено использовать актеров.


12.

1950. Букет нарциссов. Фотография из LIFE. Фотограф Робер Дуано / Robert Doisneau “Le Bouquet De Jonquilles”. Paris, 1950. via

Дуано сел в кафе около Кур Симон, одной из самых известных школ актерского мастерства, и таким образом нашел «очень симпатичную девушку... Она согласилась и привела с собой своего друга на назначенное место съемки.

Мы сняли три поцелуя у здания мэрии, один на рю де Риволи и еще один на площади Согласия». Дениза и Жан-Луи Лаверн вышли из здания суда с пустыми руками, но дело подняло много шума, дойдя до тех, кто действительно позировал для фотографии: Жака Карто, которому в то время было уже больше шестидесяти лет, и бывшей актрисы Франсуазы Борне, выдвинувшей новый иск на 100 тысяч франков на возмещение ущерба.


13.

1950. Робер Дуано. Поцелуй. Фотография из LIFE

Ее претензия также не была удовлетворена, несмотря на то, что в качестве доказательства она предъявила подписанную копию фотографии, которую Дуано подарил ей после фотосессии. Дуано, со своей стороны, смог доказать, что он заплатил девушке достаточно по тем временам. Таким образом, его проблемы остались позади, но его репутации фотографа был нанесен тяжелый удар. После этих событий люди начали задумываться, сколько его послевоенных парижских фотографий в действительности были постановочными.


14.

1950. Робер Дуано. Фотография из LIFE

Художник признал, что «все мои любовники 1950-х» — инсценировка, но возразил, что он очень внимательно наблюдал, «как люди вели себя в определенных ситуациях», перед тем как приступить к съемке. Насколько бы парадоксально это ни звучало, споры о том, являлась ли фотография инсценировкой или нет, практически не нанесла ущерба обвиняемому Поцелую у парижской мэрии: все проблемы с документами давно остались позади. Фотография стала символом, а символы обладают своей собственной правдой.


15.

1947. Робер Дуано / Robert Doisneau. Café de Flore, Paris. 1947. via, via


Робер Дуано
Родился в 1912 г. в Жантильи/Валь-де-Марн.
1929 г. диплом гравера и литографа.
1930 г. коммерческий фотограф в Atelier Ullmann.
1931 г. ассистент Андре Виньо.
1932 г. первый репортаж в иллюстрированной ежедневной газете Excelsior.
1934-1939 гг. работает в рекламе и промышленным фотографом для Renault. Активный участник Сопротивления.
1946 г. присоединяется к агентству Rapho.
1949 г. публикация книги La Banlieue de Paris (совместно с Блезом Сандраром).
1949-1952 гг. съемка модных вещей для французского Vogue. После этого работает внештатным фотографом в Монруж, недалеко от Парижа.
1992 г. крупная ретроспектива в Музее современного искусства, Оксфорд.
Умер в 1992 г. в Монруж.


16.

1953, 1 мая. Фотограф Робер Дуано. Марк и Кристина Шевалье в парижском метро. Майский ландыш / Le muget du métro. Paris / In the subway, Marc and Christiane Chevalier, during a report on the Lily of the valley. May 1st, 1953 © Atelier Robert Doisneau. via


17.

1953, 1 мая. Фотограф Робер Дуано. Марк и Кристина Шевалье в парижском метро. Майский ландыш / Robert Doisneau, In the subway, Marc and Christiane Chevalier, during a report on the Lily of the valley, May 1st, 1953 © Atelier Robert Doisneau. via


18.

Около 1952. Фотограф Робер Дуано. Поцелуй жениха и невесты / Robert Doisneau. Bride and groom kissing, no date [c. 1952]. via


19.

1952. Робер Дуано. Мечты/Создания из грез / Robert Doisneau. Créatures de Rêves, 1952. via


Текст из книги: Глава Робер Дуано. Любовь в мартовский день. 1950 // Ханс-Михаэль Кецле "Знаменитые фотографии. История знакомых образов. Том 2. 1928-1991", TASCHEN Icons, 2008 / Перевод с английского О.И.Сергеева. Москва, Аст, Астрель, 2008. Стр.72-79. В оригинале текст на абзацы не разбит.


Дополнительно:
Официальный сайт L’Atelier Robert Doisneau: robert-doisneau.com
BBC: 155 тысяч евро за классический поцелуй – история того же знаменитого снимка.


Смотрите также:
Парижский хлеб
Советские анекдоты. Очень избранное. Часть 2
Советское фотоискусство. Очень избранное: 1926-1979
Фотографии, сделанные финнами во время Второй мировой войны



Tags: 20 век, robert doisneau, Картье-Брессон, Париж, Франция, любовь, фотография, шедевр

Posts from This Journal “Париж” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments