Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Скандал вокруг Дома Мельникова. Расследование Варламова

4 декабря 2013 года стало известно, что в 2014 году должна начаться реставрация Дома Мельникова за счет средств Министерства культуры. Контролировать работы поручено сотрудникам музея архитектуры имени Щусева.

В честь той хорошей новости у меня был пост от 10 декабря 2013 г. Легендарный Дом Мельникова. Интерьер.
и был репост записи tema от 24 декабря 2013 г. Экскурсия по дому Мельникова от Артемия Лебедева.


Первоначально в Доме Мельникова была такая спальня. Сейчас она утрачена.

На дворе август 2014 года - бои вокруг многострадального дома продолжаются. Начать реализацию благого намерения государства до сих пор не удается из-за склочной внучки великого архитектора. Илья Варламов проводит расследование.

Оригинал взят у varlamov.ru в Скандал вокруг Дома Мельникова




Дом Мельникова, наверное, один из самых известных памятников советского авангарда. Построили его на Арбате в конце 20-х годов по проекту Константина Мельникова. Трехэтажный особняк считается вершиной творчества архитектора. Удивительно, но широкой публике проект плохо известен. Некоторые даже не знают, что он до сих пор стоит в самом центре Москвы практически в первозданном виде. Здесь свою роль сыграло местоположение памятника. Он спрятан в Криво­арбат­ском переулке, за забором и деревьями его практически не видно с улицы.

Сейчас вокруг дома разгорелся скандал. В доме в настоящее время проживает внучка архитектора, которую государство хочет выселить, чтобы сделать в доме музей. Я попытался разобраться, кто в этой ситуации прав и что будет дальше со знаменитым домом.

Дом уникальный уже только потому, что в конце 1920-х годов, когда в СССР шло сворачивание НЭПа, а по всей стране началось строительство домов-коммун, одному человеку разрешили построить частный дом в центре столицы. Получится такой удивительный особняк в самом центре.

Архивные фотографии стройки. В центре снимка К.С. Мельников с сыном


Каркас дома в процессе строительства (у дома — К. С. Мельников с женой Анной Гавриловной), 1927—1929 годы


Посмотрите, каким дом был после строительства. Его было хорошо видно с улицы.


Вскоре выросли деревья и соседние дома, дом стало можно рассмотреть только зимой с соседней крыши.




Еще вид с крыши


Задний фасад с участка.


В доме шикарные интерьеры. На фото в своей мастерской запечатлен сам Константин Мельников.








Первоначально была такая спальня. Сейчас она утрачена.


Потом поставили обычную кровать )


Сейчас дом выглядит так. Деревья и забор полностью скрыли его от посторонних глаз.


После смерти Константина Мельникова, его дом был неофициально превращён в сравнительно закрытый музей, хозяином и хранителем которого вплоть до 2006 года являлся сын Константина Степановича, художник Виктор Мельников.

Теперь о конфликте.

Сам Мельников завещал свой дом детям, Виктору и Людмиле. После смерти отца в особняке поселился его сын Виктор Мельников. В 1988 году сестра тоже захотела заселиться в памятник и подала на брата в суд, с требованием отдать ей половину дома. Мосгорсуд присудил Людмиле Мельниковой половину дома-мастерской, но без права проживания в нём.

В 2003 году Виктор Мельников оформил дарственную своей доли дома на одну из своих дочерей, Елену. Однако, в начале 2005 года Виктор Константинович заподозрил дочь в том, что она «обманным путём» вынудила его подписать дарственную на дом и исключил ее из завещания.

Своей душеприказчицей он назначил старшую дочь, Екатерину Каринскую, но в начале марта 2005 года объявил, что завещает дом Константина Мельникова, всю коллекцию его произведений, а также всю коллекцию собственных произведений государству, лишая обеих дочерей наследства.

Вот текст завещания:


Завещая свою долю в собственности Российской Федерации, В. К. Мельников передал в дар государству и свои художественные произведения, поставив условие создания в доме музея отца и сына Мельниковых.

Вторая наследница Мельникова, его дочь Людмила (скончалась в 2003 году), завещала принадлежащую ей 1/2 долю в собственности своему сыну, который продал ее сенатору Гордееву, в итоге передавшем половину дома государству.

Итак сейчас половина дома принадлежит государству, вторая половина по завещанию должна отойти государству, при условии создания там музея.

Вот тут и разгорелся конфликт. Дело в том, что в последние время в доме проживает внучка Мельникова, Екатерина Каринская. Проживает она там на основании прописки (в дом обе внучки прописались в 1993 году). Но в 1996 году суд признает прописку недействительной и выселяет внучек из дома.


Каринской прописку никто не аннулировал, и у нее до сих пор в паспорте стоит этот штамп. На основании этого штампа она сейчас живет в этом доме и никого туда не пускает. Государство считает, что штамп недействительный и у Каринской нет оснований проживать в доме. Каринская считает недействительным решение суда в 1996 году.

Все последние годы шли неспешные суды, делилось наследство, велись споры о том, что должно быть в знаменитом доме. И вот Министерство культуры решило наконец удовлетворить волю покойного Виктора Мельникова и создать в доме музей.

На этом основании музейщики попросили внучку освободить помещение. Та отказалась, усомнившись в том, что государство сделает там правильный музей. Также она потребовала, чтобы ее назначали директором музея. Государство отказалось, с какой стати внучку назначать директором?

В последнее время у представителей Музея архитектуры начали возникать опасения за сохранность памятника архитектуры. Внучка, проживающая там, должным образом не заботится о памятнике и обстановке. Например, по словам музейных работников, в доме бывает собака, на антикварном диване играют дети, а редкий ковер 20-х годов чистят моющим пылесосом. В общем, в доме ведется обычная жизнь, которая не совместима с охраной памятника.


Последней каплей стало приглашение внучкой какой-то компании, которая поменяла в доме инженерные коммуникации. Из этого события, которое ни с кем не согласовывалось, устроили рекламную акцию с вечеринкой.

Вот директор компании хвастается новой колонкой, которую они поставили старушке на кухне:


Вот вечеринка для спонсоров, которую закатили в доме:


Для Министерства культуры это стало последней каплей и оно перешло в наступление. Был нанят ЧОП, который приехал в дом и обнаружил там мужа внучки. Муж в доме не прописан и по мнению государства находиться в памятнике не может, за что и был выдворен. Позже приехала армия защитников, которую ЧОП тоже прогнал. Скандал пошел в СМИ. ЧОП взял дом на охрану и перестал пускать туда кого-либо кроме внучки, у которой в паспорте был штамп.

В ответ внучка тоже перестала пускать в дом кого-либо, так как Российская Федерация еще не вступила в права наследства, поскольку наследственное дело приостановлено, а сама она является исполнителем завещания.

Получить комментарии от внучки мне не удалось. Она никого не пускает на порог.


Комментарии от представителей музея:


Позиция государства в этом вопросе:

Что получат внучки Мельникова?

Согласно статье 1149, 3й части Гражданского кодекса РФ независимо от содержания завещания, они обе имеют право на обязательную долю в наследстве. Каждая из дочерей Виктора Константиновича имеет право на 1/8 часть Дома Мельникова. Судом определено, что Дом Мельникова не подлежит разделу в натуре, в случае, если наследницы истребуют свои доли, им будет выплачена компенсация, размер которой будет определять суд. Компенсация будет выплачиваться из бюджета Российской Федерации.

А почему Екатерина Каринская не может жить в Доме до тех пор, пока завещание не будет признано исполненным?

Потому, что в музее жить нельзя. До тех пор, пока Дом является жилым, он не может стать объектом музейного показа, а предметы в нём находящиеся стать частью музейного фонда. Это прямое нарушение Федерального закона № 54-ФЗ от 26.05.1996 «О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации». Также необходимо учитывать, что бытовое использование памятника наносит вред не только зданию, но и предметам мемориальной обстановки.

Что касается прав Екатерины Каринской на проживание в Доме, то их не существует. Она не собственник, её регистрация в Доме аннулирована. «Моральное» право тоже миф, т.к. не смотря на её утверждения, она не проживала в Доме с рождения, более того, бОльшую часть своей жизни она жила в других местах. Единственным человеком, который жил в Доме Мельникова всю свою жизнь был Виктор Константинович Мельников. А за время ее незаконного пребывания в Доме, он по ее вине понес существенные утраты, вместо сохранения памятника Каринская лишь использовала его в своих личных целях. Так что ни о каком «моральном праве» речи быть не может.

Что теперь будет с Домом Мельникова?

Дом Мельникова станет частью экспозиции Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых.


Почему государство решило создавать музей именно сейчас? И почему оно не делало этого раньше?

До 2010 года государство не могло предпринимать активных действий по созданию музея, т.к. были не решены вопросы собственности на Дом и архив. После того, как Российская Федерация стала собственником половины Дома, в течение четырёх лет, представители государства, как сотрудники государственных и муниципальных органов, так и сотрудники Музея архитектуры пытались договориться с Екатериной Каринской и организовать Музей Виктора и Константина Мельниковых, тем самым выполнив завещание В.К. Мельникова. Эти попытки не имели результата. Более того, проверка, проведённая специалистами Мосгорнаследия, выявила, что за последние полгода, Екатерина Каринская провела в Доме ремонтные и строительные работы, уничтожившие часть подлинных конструкций. Также известны случаи проведения в Доме мероприятий, угрожающих его сохранности, таких как киносъёмки и светские приёмы, на которых использовалось оборудование с открытым огнём. Все эти факторы, плюс готовность Министерства культуры выделить средства на обследование и реставрацию Дома уже в этом году, обусловили принятое решение о начале музеефикации Дома и его мемориальной обстановки.


Действия государства очень напоминают рейдерский захват. Насколько они законны?

Рейдерский захват произошёл в 2006 году, когда Екатерина Каринская самовольно вселилась в Дом и начала распоряжаться им как своей собственностью.


Когда начнётся реставрация Дома Мельникова?

Реставрация – процесс длительный. Сначала, как мы предполагаем до конца этого года, будет проведено обследование, после этого будет объявлен конкурс, на котором будет выбран оптимальный проект реставрации. Полная реставрация Дома Мельникова, вероятно, затянется на несколько лет.


Планируется ли выплата компенсации Е. Каринской за многолетнее содержание Дома?

Екатерина Каринская проживала в Доме Мельникова и извлекала выгоду из этого. В Доме проводились платные экскурсии, он сдавался в аренду для проведения киносъёмок и проч. Поимо этого, Каринская самовольно и незаконно провела ряд строительных работ, исказивших облик памятника. Скорее она должна компенсировать тот вред, что был нанесён Дому за прошедшие восемь лет.




Позиция проживающей в доме внучки Мельникова Каринской с комментариями представителей государства

Так как она по совету адвокатов отказалась давать какие-либо комментарии, я попросил дать комментарий Николая Васильева, который знаком с ней лично много лет и хорошо знает. Комментарии давал Павел Кузнецов, директор Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых.

1. Екатерина Викторовна обязана передать дом с обстановкой в руки Государственного музея, учрежденного согласно завещанию. Пока что никаких достаточных учредительных документов ей не предъявлено (и на сайте того же минкульта их нет). Это безотносительно того, живет она в дома или нет.

Комментарий:

Документы об учреждении ей были предъявлены 13 августа непосредственно в Доме Мельникова. Это приказ Минкультуры №350 от 27.02.2014 г. об учреждении музея в качестве филиала и устав с изменениями. В письме 2006 года на имя М.Е. Швыдкого она сама просила учредить музей в качестве филиала ГНИМА им. А.В. Щусева. Правительством РФ Минкультуры России делегированы права по учреждению музеев, а в какой форме их учреждать - оно само выбирает.

Отдельно хотим отметить, что статус Каринской в качестве исполнителя завещания не предполагает согласования ей каких-либо документов по учреждению музея, утверждению концепций музея, экспозиции и т.д. У нее не права, а обязанности - передать имущество наследнику (Российской Федерации).

Что касается стр. 17 по адресу Воздвиженка, 5/25 (часть усадьбы Талызиных, т. наз. "Дом садовника") - там выделено 300 кв м под размещение экспозиции, хранение фондов и сотрудников музея. Это буквальное выполнение завещания Виктора Мельникова - иметь отдельное от Дома Мельникова помещение для указанных целей. Этот адрес является также юридическим адресом филиала.

В настоящий момент не существует быстрого решения по размещению музея К. и В. Мельниковых прямо на Арбате, но мы над этим работаем с Правительством Москвы, и основания для оптимизма у нас есть. При этом стоит отметить, что Завещание Мельникова В.К. не содержит конкретных указаний относительно удаленности отдельного помещения от Дома Мельникова.




2. Екатерина Викторовна имеет полное право там проживать. Да, запрос из УВД в УФМС сделанный в четверг не опубликован, но он есть и можно ещё его сделать. Мог даже музей, но не захотел, или Музею не понравился ответ. УФМС регистрацию подтвердил. Соответственно ссылка на постановление Пресненского суда 1996 года нерелевантно.

Комментарий:

Решение Пресненского суда 1996 года вступило в силу, обязательно для всех госорганов, включая УФМС, бессрочно, и не требует принудительного исполнения приставами в части признания регистрации недействительной.

Решение вынесено по иску Людмилы Мельниковой (дочери архитектора Мельникова) о том, что обе сестры (ее племянницы) прописались в доме незаконно без ее согласия. Это сделал ее брат Виктор Мельников. Таким образом, прописка обеих сестер изначально была незаконна и получена обманом, что суд и подтвердил своим решением.

У Елены Мельниковой такой же паспорт с таким же штампом, как и у Каринской. Однако она выполняет решение суда и ей не приходит в голову вселяться в Дом. По логике Каринской, Мельниковой тоже надо въехать в дом и жить там.

Главное. Право проживания определяется не УФМС и не штампиком в паспорте, а правом на помещение. У Каринской такого права нет и никогда не было. Собственность на помещение принадлежит РФ. Только собственник определяет порядок пользования своим помещением.

Никакого подтверждения регистрации Каринской в Доме из УФМС не было - они всего лишь запросили дополнительную информацию. У нас нет на руках копии, она в полиции (им было адресовано письмо).



3. Является ли Каринская добросовестным пользователем объекта культурного наследия? Пока не доказано обратное - является. Тем нарушения, которые ей вменяют далеко не все зависят от её воли. Фундаменты не она рушит. Пол в ванной прогнил из-за огрехов реставрации 1990-х. Штукатурка отваливается от дранки в гардеробной по той же причине - есть заключение Технической экспертизы 2002 года.

Из свежих вещей - убрать газ из дома было решено ещё в 1990-е, но не было выполнено.
Новый котел, насколько я знаю, к системе отопления не подключен. На месте его был совсем не котел 1929 года, а советская рухлядь, попросту опасная.

Как только газ убрали в доме стало гораздо лучше в плане качества воздуха и состояния картин и прочего. Надо было раньше это сделать. Но с департаментом культурного наследия это не согласовано, так что по букве закона это наверняка признают нарушением. Да, Каринская старательно платила и за свет и коммуналку и сигнализацию. Государство не заплатило ни копейки, хотя 4 года владеет половиной.

Комментарий:

Никаким добросовестным пользователем она не является: ей известно об отсутствии у нее прав на дом + известно о решении о выселении и аннулировании регистрации 1996 года. Даже с юридической точки зрения, это никакая не добросовестность. Кроме того, в законодательстве нет такого понятия - добросовестный пользователь объекта культурного наследия. Его изобрела Каринская.

О состоянии ванной, гардеробной, фундаментов - мы давным-давно были готовы начать процесс обследования с последующей реставрацией Дома, нас и Минкультуры в дом не пускали, под любыми предлогами (болит голова, занята, в отъезде, на даче, в поликлинике и проч.) и без них. Поэтому решать эти очевидные проблемы Музей по ее вине просто не мог.

Относительно системы отопления и газа в Доме - согласование с ДКН это не просто бумажка, а гарантия того, что работы будут произведены максимально деликатно по отношению к памятнику. В Доме существовала уникальная система вентиляции и отопления (часть предмета охраны, между прочим!) - состояние которой сейчас вызывает серьезные вопросы. Судя по наличию в доме запаха сырости и гнили, она уничтожена. Проведение Каринской строительных работ в доме, который ей не принадлежит, даже не поинтересовавшись мнением собственника (Музея) - вообще за пределами закона и здравого смысла. Как и проведение светских приемов в Доме с использованием открытого огня. Это же касается всех работ, которые она произвела в Доме.

По поводу коммунальных платежей. Если бы она не проживала в Доме - их было бы на порядок меньше. Музей ни разу не отказал в оплате коммунальных платежей, а оплачивать из федерального бюджета ее личные расходы - подсудное дело. Все обязательные платежи такие как, например, налог на недвижимость, Музей оплачивал.



4. Случаи платных экскурсий в дом мне неизвестны. Более того, была проблема сбора денежных пожертвований, приходилось отказываться, потому что неизвестно как их оформлять.

Комментарий:

А нам известны. Регулярно проводились платные экскурсии. Есть много свидетелей, можем предоставить аудиозапись одной из таких экскурсий. Она предоставлена музею, автор просил его имя не называть. Причем Каринская объявляет их как бы "бесплатными", а по итогам 30-минутного визита, не стесняясь, берет 10 тыс рублей "на сохранение Дома". А Дом, как видите, в ужасном состоянии. Куда идут эти средства от использования государственной собственности? У нас ответа нет, но есть подозрение.



5. Опись была сделана после смерти Виктора, делала ее Главный хранитель ГНИМА Ирина Седова. Заявления о якобы имевшей место пропаже предметов мемориальной обстановки несостоятельны после попыток рейдерского захвата дома. В отсутствии Каринской можно было внести и вынести всё, что угодно.

Комментарий:

В 2008 году музей действительно начал проводить опись мемориальной обстановки, которая так и не была завершена и не существует как официальный документ. Сотрудники музея используют тот черновик в своей работе. Но: важно - в него вошло не более 350 единиц – и лишь те предметы, на которые при проведении описи указывала Е.В. Каринская! То есть сплошной описи всей мемориальной обстановки произведено НЕ БЫЛО. По оценкам музея, в опись должны войти ещё более 600 позиций: это фотографии, стеклянные негативы, дневники и альбомы Константина Степановича, его личные вещи и др.

Кроме того, даже те предметы, которые присутствовали в черновом варианте описи 2008 года требуют проверки сохранности и их наличия в Доме на сегодняшний день. Ну, например, невооружённым взглядом без проведения экспертизы видно, что живопись на первом этаже осыпается, имеются утраты красочного слоя, холст коробит, а подрамник рассыхается.

По предварительной оценке, из Дома пропали некоторые предметы мемориальной обстановки. Музей будет обращаться в полицию по факту выявленных пропаж.

Комиссия Музея рейдерским Дом не захватывала, его захватила группа лиц во главе с Каринской вечером 13 августа.

Tags: 20 век, 21 век, Москва, авангард, архитектура, конструктивизм, новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments