Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Колесо Фортуны. Часть 2

«Мужи древней еще мудрости считали Фортуну слепой, поистине безглазой и такой ее и изображали. Она всегда дарами своими осыпает дурных и недостойных, в выборе смертных руководится не рассудительностью. ...внушает нам превратные, противоречащие действительности мысли... негодяя увенчивает славой...» Апулей, «Метаморфозы», 7:2; 2 в. н. э.

Так ли это? Есть ли надежда на милость Фортуны?


Колесо Фортуны из сочинения «Морализованный Овидий» / «Ovide moralisé», написанного около 1317-1328 (?) [1] и являющегося старофранцузской адаптацией «Метаморфоз» Овидия / Ms 1044 Fol.74. The Wheel of Fortune, from Ovide Moralise written by Chretien Legouais, vellum, French School, 14th century, Bibliotheque Municipale, Rouen, France / Giraudon. via + расширенная версия этой картинки.

В Колесо Фортуны. Часть 1 речь шла о том, что богиня счастья и удачного случая Фортуна вошла в христианское мировидение. Во многом этому способствовал высокопоставленный римлянин Боэций (ок. 480-524), равно почитаемый и как античный, и как средневековый философ, сам испытавший превратности Судьбы, поднявшей его на вершину и сбросившей вниз, в заточение дожидаться казни. В трактате «Об утешении философией» он описывает аллегорию переменчивости — Колесо Фортуны (лат. Rota Fortunae). Оно поднимает падших и низвергает возгордившихся.

Эта аллегория нашла отражение в искусстве средневековом и ренессансном.

2.

Боэций «Утешение Философией», иллюстрация 15 века / Ms 3045 fol.22v Boethius with the Wheel of Fortune, from 'De Consolatione Philosophiae', translated by Jean de Meung (vellum) by French School, (15th century); Bibliotheque Municipale, Rouen, France; (add.info.: Boece devant la Roue de la Fortune;); Giraudon; French, out of copyright. via
Обычно мастера изображали коронованных особ или епископов восседающих на вершине, справа от центра - карабкающихся по колесу, слева - стремительно падающих, внизу - тех от кого отвернулась Фортуна.

3.

14 век. Wheel of fortune. The Hague, KB, 78 D 40 fol. 33r. Detail of marginalia. Amiens, Garnerus de Morolio (scribe), Petrus de Raimbaucourt (illuminator); 1323. Source
Колесо Фортуны могло иллюстрировать исторические события.

Напрямую:

4.

12 век, миниатюра к поэме Петра из Эболи. Наверху Колеса Фортуны — император Священной Римской империи Генрих VI (1165-1197), победивший раздавленного колесом судьбы короля Сицилии Танкреда (ум.1194). via
Или бэкграундно:

5.

Jakob Mennel представляет свои «Королевские Хроники» / «Die Fürstliche Chronickh» императору Священной Римской империи Максимилиану I (1459-1519) и, вероятно, его дочери Маргарите Австрийской / Jakob Mennel überreicht seine Schrift «Die Fürstliche Chronickh» an König Maximilian I. und vermutlich dessen Tochter Margarethe. Miniatur des sogenannten Mennel-Meisters im «Zeiger», Freiburg 1518 (Wien, Österreichische Nationalbibliothek, Cod. 7892, Bl. 2r). via По клику до 1442 x 2113

Книжное колесо как колесо судьбы.
Присутствовала Фортуна с колесом и «на своем законном месте» - в рассказах средневековых, но о древних, дохристианских событиях: Троянской войне, истории Александра Великого, пересказе сочинений античных авторов (см. илл.1)

6.

Иллюстрация из манускрипта, содержащего поэмы «Книга о Трое» и «Осада Фив» [2] английского монаха и поэта Джона Лидгейта / John Lydgate (около 1370 - около 1451 гг.) в версии около 1457 года  / John Lydgate, Troy Book, and Siege of Thebes, with verses by William Cornish, John Skelton, William Peeris, and others (England, c.1457). The wheel of fortune by Anonymous from the British Library's fine art print archive. Source, via. По клику на изображении - до 1293 x 1467 пикселей.
7.

15 век, изображение Королевы Фортуны из книги «Осада Трои» [2] Джона Лидгейта, Англия из богато украшенного манускрипта / Rylands English MS 1. Illustration from John Lydgate’s Siege of Troy. Most of the illustrations have been identified as being done by an artist stylistically close to William Abell, an important mid-fifteenth century illuminator. via; фотография этой миниатюры в рукописи, via.
8.

Александр Великий, вознесенный колесом Фортуны на владычество и упавший с него к гибели. Справа - царица Эвридика Македонская — бабушка Александра Великого, восседая на троне, смотрит на своего убитого сына Александра II.
Иллюстрация из книги Жана де Курси «Хроника Ла Букешардьер» / British Library, Harley 4376 f.271. Detail of a miniature of, on the left, Alexander the Great on the Wheel of Fortune, rising to prosperity and falling to ruin, and, on the right, his grandmother Queen Euridyce looking down at her murdered son, Alexander II; from Jean de Courcy, Chronique de la Bouquechardière, France (Normandy, Rouen), 3rd quarter of the 15th century, Harley MS 4376, f. 271r. See more: britishlibrary.typepad.co.uk, bl.uk: Harley 4376 Source
Находим Фортуну с колесом также в картинках, связанных с лисом Ренаром или Рейнеке / фр. Renard.

Лис Ренар — герой «Романа о Лисе» / «Roman de Renard» — французской сатирической городской поэмы кон.12-14 веков, опирающейся, вероятно, на более ранние источники. Этот эпос пользовался огромной популярностью не только во Франции, но и у фламандцев, голландцев, немцев, англичан.

9.

Праздничный миссал 14 века. Миссал - богослужебная книга, содержащая последования Мессы. Деталь маргиналии: Колесо Рейнеке. / Wheel of Reynard (Wheel of fortune). The Hague, KB, 78 D 40 fol. 33r. Detail of marginalia. Amiens, Garnerus de Morolio (scribe), Petrus de Raimbaucourt (illuminator); 1323. Source. По клику - 750 x 1136.
Лис Ренар — фигура аллегорическая: он олицетворяет разные виды поведения людей, позже в его образе стали высмеивать недостатки человеческой природы.

В прологе к III Ветви «Ренара» комически описана мифологическая история сотворения животных: мановением руки Ева порождает Волка и Лисицу (Goupil); автор раскрывает перед нами «смысл» этого факта: «Сей лис иносказательно означает Ренара, большого пройдоху. С тех пор всех, кто хитер и ловок, называют Ренаром… Знайте же, что Изенгрин, дядя Ренара, был великий вор… Он иносказательно означает волка, который украл овец Адама. Всех, кто хорошо умеет воровать, по праву называют Изенгрином».

Основной сюжетной линией произведения является победоносная борьба умного Ренара с грубым и кровожадным волком Изенгрином и с сильным и глупым медведем Бреном. Лис обводит вокруг пальца Льва Нобля - короля, постоянно насмехается над глупостью Осла Бодуэна - священника. В последних ветвях романа, относящихся к XIII в., а также в написанной Рютбёфом пародии развлекательный, комический элемент сменяется острой сатирой на королевскую власть, знать и духовенство.

Примечательно, что Фортуна (илл.3) и лис Ренар (илл.9) запечатлены на страницах богослужебной книги, служебника, по которому проводятся Мессы. Вот эта маргиналия во фрагменте, где видно два колеса:

10.

Колесо Фортуны и Колесо Ренара из праздничного миссала / Wheel of Reynard and Wheel of fortune. The Hague, KB, 78 D 40 fol. 33r. Detail of marginalia.Amiens, Garnerus de Morolio (scribe), Petrus de Raimbaucourt (illuminator); 1323. Source.
11.

Страница из «Романа о Ренаре», кон. 13 века / Renart de Nouvel, Bibliotheque Nationale, Ms.Fr.372, f.59, 1290-1300. via
12.

Лис Рейнеке (Ренар) (?)как Папа Римский и Антихрист. Раскрашенная ксилография, Германия, около 1470-1480 г.г. / Reynard the Fox as Pope and Antichrist. Colored woodcut, German (c.1470-80)
На илл. 11 и 12 похожие композиции:

Колесо удерживается Фортуной, выступающей одновременно как аллегория Терпения. На гравюре изображены также аллегории Добродетелей и Пороков вместе с изображениями героев легенд о Рейнеке-Лисе, Изенгриме-Волке и Бруне-медведе.

Рейнеке – трикстер, играет здесь роль Папы и Антихриста, он восседает в фальшивом папском облачении на самом верху Колеса Фортуны; его окружают коварные «Доминиканский волк» и «Францисканский медведь», которые в свою очередь окружены олицетворениями Высокомерия и Зависти, верхом на лошадях.

Колесо удерживается фигурами Фортуны с завязанными глазами (Терпения), Любви и Смирения, изображенными как монах и бегинка. В то время, как две стоящие на коленях фигуры пробуют повернуть колесо, Фортуна, в свою очередь, равнодушная и с завязанными глазами, держится за верхние спицы колеса двумя руками и остается неподвижной. [3]

13.

1526 год. Первый сюжет "комикса" из шести картинок "Аллегория социальной несправедливости". Гравюра на дереве атрибутируется Дюреру или его школе, монограмма Дюрера отсутствует. Ксилография основана на более раннем гобелене. Source[Нажмите, чтобы прочитать описание (англ.)]/The design is attributed to Dürer (although his monogram is absent), but based on an earlier tapestry, and the prints are referred to as the Michelfeld(t) Tapestry or the Allegory of Social Injustice. The wheel, turned by Time (Zeit) and Reynard (Fuchs), is the first of six images across three woodcuts. The last image, Eternal Providence, also carries a cyclic message, loosely translated as "what goes around, comes around", thematically connecting back to the Wheel. / Künstler: Dürer, Albrecht (Schule), 1526, 44,3 × 31,3 cm. Technik: Holzschnitt. Aufbewahrungsort: Feldsberg. Sammlung: Sammlung Fürst von Liechtenstein. Deutschland. Kommentar: Allegorie auf die soziale Ungerechtigkeit. Gedruckt von drei Holzstöcken.
Колесо крутят время (Zeit) и лис Рейнеке (Fuchs). Колесо судьбы - первый из шести изображений на трех ксилографиях. Последний рисунок - вечный Промысел содержит надпись, которую можно приблизительно перевести как "что посеешь, то и пожнешь"

14.

Иллюстрация к сочинению Мартина Лефрана «Спор Доблести и Фортуны» / Martin Le Franc (около 1410—1461). / From an illuminated manuscript of Martin Le Franc, L’ESTRIF DE FORTUNE ET DE VERTU, in French, on vellum, Central FRANCE, probably TOURS, possibly LYON, c.1470-80. Source. По клику до 1750 x 1455. [Нажмите, чтобы прочитать описание Sothebys (англ.)]Reason debating with Virtue as Fortune spins her wheel, large square miniature, 147mm. by 152mm., with Reason as a woman in blue robes, seated and pointing to Virtue who enters from right with a female companion, to the left Fortune with one half of her face black, the other white, in a gold and coloured striped dress, lifting up a cane to spin her wheel of fortune, bringing the king, the bishop and the abbot seated at its top crashing to the ground, all before a hilly landscape with a castle and a medieval town, border on three sides of coloured acanthus leaves and golden flowers and fruit enclosing a griffon and a guinea-fowl, laid down on board and in elaborately carved nineteenth-century gilt frame.


«Спор Доблести и Фортуны» / франц. «L’Estrif de Fortune et de Vertu» — аллегорическое, нравоучительное сочинение Мартина Лефрана / Martin Le Franc (около 1410-1461).

Сидящая фигура в голубых одеждах - это Мудрость. С левой стороны к Мудрости подходит вместе со спутницей Доблесть - образ мудрости небесной. По правую сторону - Фортуна - образ земного счастья. Одна половина ее лица белая, другая черная, ее платье в полосах - золотых и цветных. Фортуна подняла трость, которой вращает свое колесо. На вершине колеса сидят король, епископ и аббат. А на земле лежит рухнувший король, рядом - его маска. Вращать колесо помогают две женщины - светлая и темная. На дальнем плане -  за́мок, река, гора, город, дерево.

На спор Мудрости, Доблести и Фортуны можно взглянуть еще с такой точки зрения и такой.

На этот сюжет есть миниатюра французского художника Жана Фуке (1420—1481) в Российской национальной библиотеке.

15.

Еще один «Спор Доблести и Фортуны», автор - Liévin van Lathem (около 1430-около 1493) - фламандский миниатюрист / Liévin van Lathem: une des enluminures de "l'estrif de la Fortune et de la Vertu" de Martin le Franc. via
16.

Средства той и другой Фортуны, 1503, миниатюрист Jean Pichore (работал между 1502 и 1521 годами в Париже) / Jean Pichore, Les Remèdes de l'une et l'autre Fortune, traduction du De remediis utriusque fortunae, achevée le 6 mai 1503. Paris, BnF, 224-225. © Bibliothèque nationale de France, ms. Fr. 224, f. 2. via
Иллюстрация выполнена к трактату Франческо Петрарки (1304-1374) «О средствах против всякой фортуны» или «О средствах против превратностей судьбы» (De remediis utriusque fortunae, 1358-1366), в котором Петрарка учит, на манер средневековых моралистов, о бренности всего существующего и непостоянстве судьбы, удерживая читателей от наслаждения земными благами, мешающими достижению небесных, но в то же время обнаруживает большой интерес к земной жизни и собственной личности. [4]

17.

Тот же художник Jean Pichore, еще одна иллюстрация к «О средствах против всякой фортуны» Петрарки / Jean Pichore, Lady Fortune and her Wheel, from Petrarch’s Les Remèdes de l’une et l’autre fortune. Ms. Fr. 225, about 1503-1505, tempera and gold on parchment. Bibliothèque Nationale de France, Paris. via
18.

15 век, Джованни Боккаччо (1370-1375) «О несчастиях знаменитых людей» / «De casibus virorum et feminarum illustrium», первая редакция около 1360, иллюстрация из французского манускрипта / Boccace, De casibus (traduction Laurent de Premierfait) Maître de Rohan et collaborateurs. France, Paris, XVe siècle. BNF, Département des Manuscrits, Français 226, Fol. 12v. Allégorie: Roue de la Fortune. Source.
Пост "Колесо Фортуны. Часть 1" начинался с картинки к Боккаччо.

Уж если упомянуты Петрарка и Боккаччо, то не обойтись без первого из трех отцов гуманизма Данте Алигьери (1265-1321). Напомню на всякий случай, что принято считать Данте предтечей и провозвестником, Петрарку — пророком, учителем и основателем школы гуманизма, а Боккаччо — его ближайшим помощником и апостолом. [5]

Данте дает развернутое описание Фортуны в VII песне Ада, где он повествует о грешниках, «кто недостойно тратил и копил», терпящих муки в четвертом круге:

[Нажмите, чтобы прочитать цитату из Божественной комедии]
«...Что есть Фортуна, счастье всех племен
Держащая в когтях своих победных?»
«О глупые созданья, — молвил он, — <...>
Тот, чья премудрость правит изначала,
Воздвигнув тверди, создал им вождей,
Чтоб каждой части часть своя сияла,
Распространяя ровный свет лучей;
Мирской же блеск он предал в полновластье
Правительнице судеб, чтобы ей
Перемещать, в свой час, пустое счастье
Из года в год и из краев в края,
В том смертной воле возбранив участье.
Народу над народом власть дая,
Она свершает промысел свой строгий,
И он невидим, как в траве змея.
С ней не поспорит разум ваш убогий:
Она провидит, судит и царит,
Как в прочих царствах остальные боги.
Без устали свой суд она творит:
Нужда ее торопит ежечасно,
И всем она недолгий миг дарит.
Ее-то и поносят громогласно,
Хотя бы подобала ей хвала,
И распинают, и клянут напрасно.
Но ей, блаженной, не слышна хула:
Она, смеясь меж первенцев творенья,
Крутит свой шар, блаженна и светла»

[Данте Алигьери. Божественная комедия. Ад. VII, 68-96. Пер. М.Лозинского]


Исследователи говорят, что на рубеже Средневековья и Ренессанса акценты в отношениях Фортуны и человека смещаются. Фортуна уже не только авторитарно диктует свою волю, но и призывает человека стать партнером в ее игре, способным добиваться успеха и преодолевать падения. Рождается новое понимание индивидуальности, уже готовой освободиться как от космических прельщений и капризов Фортуны, так и от всеохватывающей мудрости Провидения, и жаждущей в своей титанической творческой потенции бросить вызов самому Создателю. [6]

Так что, пусть ленивый утешается надеждой на милость Фортуны, а прочим полезно потрудиться в сотрудничестве с этой богиней или дамой для достижения вершины своего персонального колеса.


Отдельная история, на которой не буду останавливаться - десятый аркан Таро "Колесо Фортуны":

19.

Карта Таро Колесо Фортуны, 1441-47 из колоды созданной для Франческо Сфорца. Частная коллекция / The Wheel of Fortune, fascimile of a tarot card from the 'Visconti' deck, 1441-47 (colour litho) by Bembo, Bonifacio (c.1420-82) (attr.) (after); 17.5x8.7 cm; Private Collection; (add.info.: From a series of 74 (originally 78) cards created for Francesco Sforza and Bianca Maria Visconti;); Italian. via
Колесо Фортуны демонстрирует движение и его иллюзорность как постоянное возвращение к точке, с которой начался ход. Наверху может оставаться только тот, кого не затягивает круговорот колеса с чередованием подъемов и спусков. Колесо Фортуны несет в себе идею наращивания опыта, позволяющего выйти из замкнутого цикла повторяющихся взлетов и падений судьбы. Означает вечное течение мироздания и человеческой жизни.


Примечания:

[1] По вопросу об авторстве Ovide moralisé и времени написания существуют различные сведения. Видимо, вначале была анонимная версия, а потом по ее мотивам - авторские сочинения.
[2] О книге Джона Лидгейта (John Lydgate, 1370?-1450? гг.) "Осада Трои" из труда История английской литературы. Том I. Выпуск первый / Под редакцией проф. М. П. Алексеева и др. - М.-Л., Издательство Академии Наук СССР, 1943:
[Spoiler (click to open)]ОТДЕЛ IV. ЛИТЕРАТУРА XV В. / Глава 1. /

2. Лидгейт.
<...>
Наиболее важными с исторической точки зрения и наиболее ценившимися как современниками Лидгейта, так и ближайшими к нему поколениями его читателей были три больших поэмы: "Книга о Трое", "Осада Фив" и "Падение государей" <...>.

Написанная между 1412-1420 гг. по заказу "достойного принца Уэльского", будущего короля Генриха V, "Книга о Трое" (Troy-Book, 30170 стихов) является в значительной степени переводом написанной около 1287 г. на латинском языке "Троянской истории" итальянца Гвидо делле Колонне, в свою очередь восходящей к еще более раннему французскому "Роману о Трое" Бенуа де Сен-Мора (около 1160 г.). Показательно, что Лидгейт не воспользовался ни Боккаччо ("Филострато"), ни чосеровской поэмой "Троил и Хризеида", а предпочел обратиться к их средневековым первоисточникам. "Книга о Трое" Лидгейта, конечно, представляет собой перевод, но в особом, средневековом, смысле этого термина. Как показывает пролог к "Осаде Фив" [другого его известного произведения - прим. gorbutovich], Лидгейт понимал задачу переводчика не как дословное воспроизведение чужеземного оригинала, но лишь как следование "сюжету", "сущности" и "суждению" переводимого текста; готовую сюжетную схему он расцвечивал риторически, уснащая собственными мыслями. Прежние исследователи подчеркивали отклонения Лидгейта от гуманистической трактовки троянских событий и героев у Боккаччо и Чосера и его близость к средневековому освещению этих событий: новейшие, напротив, пытаются найти в "Книге о Трое" новые элементы складывающегося буржуазного мировоззрения и морали, равно как и отрицание многих сторон куртуазной любви или рыцарского нравственного кодекса. Лидгейт критикует рыцарство (например, в эпизоде о Гекторе и Аяксе), слишком легкое отношение правящих классов к жизненным вопросам, приверженность к этикету, внешней форме, беззаботное, веселое существование, суетное и бессодержательное. Характерно, что в своем произведении Лидгейт уделяет много внимания техническим вопросам ведения [?]вода, стратегии и дипломатии; хороший, храбрый солдат, тонкий и осторожный посредник между воюющими сторонами значат для Лидгейта больше, чем рыцарь, сражающийся во имя абстрактных идеалов церкви или ради прекрасной дамы. В "Книге о Трое" рассеяно много рассуждений, отступлений, замечаний, которые превращали ее в довольно злободневное в XV столетии произведение, чем и можно объяснить ее широкую и продолжительную популярность. "Книга о Трое" написана "героическими двустишиями", не всегда построенными по чосеровским правилам; однако Лидгейта не покидает здесь, как в его более поздних произведениях, чувство ритмической мелодии, и его стихи довольно красивы.

[3] Описание из: Mitchell B., Merback's 1999, The Thief, the Cross, and the Wheel. via, русский перевод
искусства. Т. 1. 2005 С. 174—184.
[4] Петрарка // Литературная энциклопедия. Т. 8. — 1934
[5] Формулировка из «ЖЗЛ: Жизнь Замечательных Людей: Боккаччо»
[6] Кудрявцев О.Ф. Античные представления о Фортуне в ренессансном мировоззрении // Античное наследие в культуре Возрождения. М., 1984. С. 51: В.И.Уколова. Фортуна в мире западного Средневековья // Вестник истории, литературы,


Источники и ссылки:

даны в тексте +
Власов В.Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: В 10 т. — Спб.: Азбука-классика, 2004-2009.: Фортуна
К илл. 1: Судьба Метаморфоз Овидия во Франции на пороге Нового времени. Тема диссертации и автореферат к.ф.н. Журбина А.В.
http://slovari.yandex.ru/~книги/Словарь%20изобразительного%20искусства/%22Морализованный%20Овидий%22/
К илл. 9-13: Le Roman de Renart: http://classes.bnf.fr/renart/ (фр.)
К илл. 14-15: http://slovari.yandex.ru/~книги/Словарь изобразительного искусства/"Спор Доблести и Фортуны"/
К илл. 15: Lieven van Lathem http://www.getty.edu/art/gettyguide/artMakerDetails?maker=929 (англ.)
К илл. 16-17: Девятайкина Н.И. ХУДОЖНИКИ XIV СТОЛЕТИЯ И ИХ ТВОРЕНИЯ В ВОСПРИЯТИИ ПЕТРАРКИ по диалогу «О КАРТИНАХ» трактата «О средствах против превратностей судьбы» [pdf]
К илл. 19: http://secretsdutarot.blogspot.ru/2012/09/la-roue-de-fortune-arcane-10.html (фр.)
http://www.tarothistory.com/viscontisforza.html (англ.)
http://ru.wikipedia.org/wiki/Колесо_Фортуны_(карта_Таро)


См. также:


Иллюстрация из рукописи сочинения Кристины Пизанской "Epître d'Othéa" / "Послание Офеи", ок. 1460 / Cologny, Fondation Martin Bodmer, Cod. Bodmer 49: Christine of Pisan, Epitre d'Othea. Весь манускрипт здесь.
Подробнее: Кристина Пизанская - протофеминистка 15 века

Еще:
[Spoiler (click to open)]
Визуализация времени. И немного про происхождение от троянцев
Происхождение британцев от троянцев
Происхождение французов от троянцев #2. Как политтехнологи работали в средние века
Происхождение франков от троянцев


Tags: 12 век, 13 век, 14 век, 15 век, 16 век, Боккаччо, Возрождение, Данте, Италия, Колесо Фортуны, Петрарка, Фландрия, Франция, гравюра, книжная миниатюра, средневековая миниатюра, средние века, счастье, филология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →