Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Елка в дореволюционной России. Часть 2

Про российскую елку, но картинки – исключительно заграничные европейские.


Начало: Елка в дореволюционной России. Часть 1.


Xmas to Greet You. Greetings card. Place of origin: England (made). late 19th century (made). Artist/Maker: Unknown. Chromolithography and embossing with gold block printing, on paper. Museum number: E.380-1971. Victoria and Albert Museum, London. Source

В России привозные елочные игрушки стоили дорого. Например, цена выставленной на продажу полностью украшенной елки колебалась в 1840-е годы от 20 до 200 рублей ассигнациями. А доходы населения были низкими. В середине XIX века провинциальные приказчики получали 50-100 рублей в год, работники при домах — 15-40 рублей, мелкие канцелярские служащие — 36-72 рубля, уездные и городские врачи — 180-224 рубля, библиотекари и их помощники — 108-168 рублей.

Отрывок из книги Алла Сальникова "История елочной игрушки, или как наряжали советскую елку", вышедшей в 2012 году в издательстве Новое литературное обозрение. Из раздела "Вхождение елки и елочной игрушки в русский быт": продолжение текста, начато которого в Части 1.

" Считается, что первая русская «публичная» елка, украшенная разноцветными бумажными лоскутами, была установлена в 1852 году в Петербурге на Екатерингофском вокзале [36]. Но лишь начиная с последней трети XIX века украшенные елки стали устанавливаться в общественных местах повсеместно.


2.

Xmas to Greet You. Greetings card. Place of origin: England (made). late 19th century (made). Artist/Maker: Unknown. Chromolithography and embossing with gold block printing, on paper. Museum number: E.380-1971. Victoria and Albert Museum, London. Source

Например, в той же Казани в первые рождественские дни публичные детские елки устраивались практически во всех театрах и клубах города [37]. Новогодние балы (часто костюмированные) с великолепными, богато украшенными рождественскими деревьями традиционно проводились в залах Дворянского, Военного и Купеческого собраний. Они не носили замкнутого, сословного характера. Уплатив 50 копеек и получив рекомендацию члена клуба, можно было посетить взрослые и детские новогодние балы и маскарады в Благородном (Дворянском) и Военном собрании, а в Купеческий клуб вход был возможен вообще «без всякой рекомендации» [38]. Большой танцевальный зал Дворянского собрания, где обычно устанавливалась елка, вмещал более 1200 человек. Новогодние балы и елки обычно продолжались до Крещения — 6 января.


3.

A Happy New Year to You. Christmas card. Place of origin: Britain (made). Date: c.1870s (made). Artist/Maker: Unknown. Chromolithography with cut paper work and embossed borders. Museum number: E.2029-1953. National Art Library. Victoria and Albert Museum, London. Source.[Queen Victoria married the German Prince Albert in 1840 and from 1841]Queen Victoria married the German Prince Albert in 1840 and from 1841, the Royal Family observed the German tradition of having a decorated evergreen tree in their home at Christmas. The Queen's popularity led many in the British Empire to adopt the custom. The origins of the practice lay with St Boniface who converted the Germans to Christianity. According to legend, St Boniface used the conical shape of a fir tree as an example of the Holy Trinity. Some believe that a miraculous fir grew on the spot where the Saint chopped down an oak tree worshipped by pagans.

Charles Dickens published 'A Christmas Carol' in 1843. Its enormous popularity led to an increase in the celebration of Christmas in private homes, both rich and poor, and the tree became a central feature of the festivities.


Обывателю же и даже городскому интеллигенту нарядить елку было непросто. Привозные елочные игрушки стоили дорого (например, цена выставленной на продажу полностью украшенной елки колебалась в 1840-е годы от 20 до 200 рублей ассигнациями) [39], а доходы населения были низкими. В середине XIX века провинциальные приказчики получали 50-100 рублей в год, работники при домах — 15-40 рублей, мелкие канцелярские служащие — 36-72 рубля, уездные и городские врачи — 180-224 рубля, библиотекари и их помощники — 108-168 рублей [40]. Значительная часть горожан жила ниже черты бедности. Недешево обходились и свечи для елки, спрос на которые резко возрастал накануне и во время рождественских праздников [41].


4.

Toys around a Christmas Tree. Illustration from a children's book, c. 1850. Folded greeting card. Published by Victoria and Albert Museum, London. via

В канун Рождества витрины и столичных, и крупных провинциальных магазинов сверкали великолепным елочным убранством, остающимся — увы! — недоступным для большинства городских жителей и вызывавшим смешанную с восхищением зависть у тех, кто не в состоянии был его купить. Описывая увиденную им в витрине одного из шикарных магазинов на Невском наряженную елку, переполненный впечатлениями нищий мальчик-сирота оживленно рассказывает своему пьянице-покровителю: «Большущая... а под ей старик весь белый-пребелый с длинной бородой... а на елке-то, дяденька, видимо-невидимо всяких штучек... И яблоки... и апельсины... и фигуры... И вся-то она горит... свечей много... И все вертится...» [42]


6.

Страница из детской книги о Рождестве, переведенной на многие языки "O Weihnachtszeit - o sel'ge Zeit" (нем.) /"Dat heerlijke kerstfeest" (гол.). Иллюстратор Pauli Ebner (1873-1949), Франция / Dat heerlijke kerstfeest vermeldt geen auteur, illustrator, uitgever of drukker. Uit onderzoek weten we inmiddels dat de illustraties in Dat heerlijke kerstfeest! zijn gemaakt door Pauli Ebner (1873-1949). Zij was een Oostenrijkse illustrator van prentenboeken en vooral bekend door haar illustraties op prentbriefkaarten. De oorspronkelijke uitgave was getiteld: O Weihnachtszeit - o sel'ge Zeit. Het was een zeer internationale uitgave. Naast de Duitse bestond ook een Franse versie: Joyeux Noël! Radieux Noël (Bilderwelt im Kinderbuch, nr. 1151), en een Italiaanse: Luci e sorrisi di Natale. Koninklijke Bibliotheek - Nationale bibliotheek van Nederland. Source

Даже в первые десятилетия XX века наряженные елки устанавливались преимущественно в богатых и зажиточных домах, в домах интеллигенции. В низшей городской, а тем более в сельской среде это было не принято [43] — ведь ни праздновавшееся здесь Рождество, ни традиционно отмечавшиеся святки никогда не включали в себя обряда украшения ели. Показателен в этой связи один из самых популярных русских дореволюционных букварей — «Букварь» известного педагога и просветителя Д.И. Тихомирова (1844-1915), переиздававшийся более 160 раз. В разделе о временах года этой книги не только нет каких-либо упоминаний о Рождестве, рождественской елке или веселых святочных гуляниях, но и сами зимние месяцы благодаря помещенному здесь стихотворению Ивана Никитина предстают как время безмолвной тишины и умиротворяющего покоя:

Пусто, одиноко
Сонное село.
Вьюгами глубоко
Избы занесло [44].


7.

"Everything for Your Xmas Tree". From the 1916 Sears, Roebuck and Co. catalogue. Source

Правда, существовали общественные благотворительные елки для бедных, которые позволяли побывать на празднике детям из малообеспеченных семей [45]. «Нищая русская деревня елки не знала, как не знала ее и детвора городских рабочих окраин», — утверждал советский педагог в 1936 году [44]. Но это было не так. Информация о проведении елок для бедных регулярно встречалась в казанских, пензенских, симбирских, самарских и других губернских дореволюционных газетах [47]. Кроме того, дети из бедных семей могли быть приглашены на елку в дома своих более обеспеченных родственников и знакомых (вспомним Сашку из знаменитого «Ангелочка» Леонида Андреева или чеховского Ваньку Жукова, который просит деда, «когда у господ будет елка с гостинцами», взять для него у барыни Ольги Игнатьевны «золоченый орех» [48]). Но, в сущности, елка была не их: такая роскошная, такая чужая. Для этих детей наряженная елка казалась скорее чудом, чем устоявшейся деталью праздничной повседневности. Поэтому сами упоминания о рождественской елке и ее украшениях и в русской мемуарной литературе, и в русской беллетристике всегда четко указывали на социально-сословную принадлежность семьи.


8.

"Everything for Your Xmas Tree". From the 1916 Sears, Roebuck and Co. catalogue. Source

К концу XIX века круг людей, приобщившихся к елке и елочной игрушке в России, заметно расширился и демократизировался. Елочная игрушка вошла в праздничный быт многих русских детей. Как отмечал в 1898 году священник, педагог и воспитатель Е. Швидченко (Б. Быстров), автор одной из первых в России работ, специально посвященных рождественской елке, «редкая школа даже по деревням и редкий частный дом в городах не устраивает... для детей елки» [49], и все они обязательно украшаются.


9.

"Everything for Your Xmas Tree". From the 1916 Sears, Roebuck and Co. catalogue. Source

И если ямщик Евстрат из рассказа Д.Н. Мамина-Сибиряка «Около нодьи» (1891) еще «не слыхал никогда» о рождественской елке, то земский почтальон Лука не только рассказывает ему про это «баловство», но и упоминает о елке, которую его жена, служившая швеей у господ и выучившаяся «разным господским порядкам», устраивает для их семилетней дочери и четырехлетнего сына [50]. В данном случае имеет место случай двойной рецепции елки — как праздничного атрибута, заимствованного из «господского дома», и как рефлексии по его поводу.


10.

Гораздо позже – французский торговый рождественский каталог 1934 года / 1934. French catalog xmas decor. via

Вплоть до середины XX века редко можно было встретить наряженную елку в крестьянской избе. Тем не менее в документальных источниках и литературе не только приводятся примеры устройства на исходе 1890-х годов рождественской елки в российских сельских школах, но в ряде случаев обоснованно заявляется, что на рубеже XIX-XX веков праздник этот стал здесь повсеместной традицией. «Викторианская традиция рождественского дерева, уже прочно утвердившаяся в российских больших и малых городах к концу века, — пишет американский исследователь Стивен Фрэнк, — проявилась в сельских школах в 1890-е годы и широко распространилась в сельской местности после 1900 года» [51].


11.

Сильно позже – 1934 год / Page from a French trade catalog of Ets. Paz et Silva, Paris, France, unknown date. (bib no. 88844). via

В своей книге, посвященной истории школы и детства в российской Карелии в конце XIX - начале XX века, О.П. Илюха подробно описывает «елочные» мероприятия в земских и министерских школах Олонецкой губернии, приходившиеся на 90-е годы XIX века. Елку обязательно украшали. Правда, большинство игрушек были самодельными — флажки, фонарики, фигурки животных, сказочные персонажи изготовлялись детьми под руководством учителя по выкройкам, помещенным в педагогических и детских журналах. Венчала елку Вифлеемская звезда. Некоторые украшения выписывались из Петербурга: в специальные наборы для украшения школьных елок входили флаги, свечи, подсвечники, обезьянки, птички, картонажи, дождь, кометы, звезды и пр. [52]


12.

Сильно позже – 1936 год, Германия / Pages from a 1936 trade catalog, Erwin Geyer, Lauscha, Germany (bib no. 101943), illustrating ornaments, as well as other decorative items for Christmas. via

По свидетельству сельских учителей из различных российских губерний — Рязанской, Орловской, Вятской, Олонецкой, [53] — елки были «единственным развлечением для здешнего захолустья», их приезжали смотреть из деревень, расположенных на расстоянии 20-30 верст. Народу набиралось столько, что небольшие школьные помещения не могли всех вместить. Тогда люди стояли на улице, любуясь наряженным рождественским деревом через окно [54]. К концу XIX века елки в сельских школах, как отмечали современники, «крепко прижились и крепко полюбились детям и самим отцам» [55]. Процесс украшения елки должен был развивать у учащихся эстетические чувства и интеллектуальные способности, отвлекать их от занятий, «не подходящих для детского возраста», и воспитывать таким образом «более здоровое (физически и морально) новое поколение» российских граждан [56].


13.

Сильно позже – 1936 год, Германия / Pages from a 1936 trade catalog, Erwin Geyer, Lauscha, Germany (bib no. 101943), illustrating ornaments, as well as other decorative items for Christmas. via

На Рождество елки традиционно и повсеместно устанавливались как в сельских, так и в городских церковно-приходских школах [57]. В XX веке сельская елка вышла за пределы школы. В рассказе М. Круковского, опубликованном в рождественском номере журнала «Мирок» за 1914 год, упоминается случай, когда в одной из сельских школ Олонецкой губернии детям отказались устраивать елку. Тогда они сами срубили и установили рождественское дерево, а затем нарядили его так, как смогли, — в тряпочки и конфетные обертки — и зажгли на нем свечи. Анализируя этот случай, О.П. Илюха усматривает причину столь быстрого и стойкого приобщения детей к «елочной» традиции в созвучии ее карельским языческим ритуалам [58].


14.

Сильно позже – 1936 год, Германия / Pages from a 1936 trade catalog, Erwin Geyer, Lauscha, Germany (bib no. 101943), illustrating ornaments, as well as other decorative items for Christmas. via

В литературе сложилось устойчивое представление о том, что в рабочее жилище елка пришла только в советское время, ближе к концу 1930-х годов. Однако согласно источникам, наиболее «передовые» рабочие Москвы и Петербурга устраивали рождественские елки для своих детей еще в начале прошлого века [59]. Тем не менее даже в первое послеоктябрьское десятилетие елка в доме рабочего была действительно явлением крайне редким, если не уникальным — ведь, как показывали обследования тех лет, даже в семьях «наиболее сознательных» рабочих с тремя и более детьми дошкольного возраста средний расход на игрушки в середине 1920-х годов не превышал 0,4 % от годового бюджета [60], а следы присутствия самих детей («уголок с жалкими игрушками или кучка учебников и рисунков на столе или на окошке, иногда коробочки из-под конфет, картинки, цветочки, яички где-нибудь на полочке или на стене») были минимальны [61]. Что уж было говорить о рождественской елке и украшениях!


15.


Елочная игрушка стала своеобразным «мостиком» в установлении межкультурных контактов с представителями иных, далеких от рождественской традиции конфессиональных групп. Так, по данным местной русскоязычной газеты «Харбинский вестник», в управлении КВЖД в декабре 1904 года была устроена рождественская елка «для детей обоего пола» с приглашением «нескольких китайцев с семьями» и вручением им снятых с елки подарков [62]. Потому совсем не удивительно, что, по свидетельству современницы, китайцу «никогда не опаздывали оказаться на улицах... с елками перед Рождеством« чтобы успеть их продать [63].


16.

Vintage Blown Glass Christmas Tree Ornaments. Source

К 1917 году елка и елочная игрушка представляли собой непременные атрибуты российской рождественской праздничной культуры, четко стратифицированные по социальному принципу (елка «богатая» и «бедная» «семейная» и «благотворительная», «дворянская», «купеческая» и «интеллигентская», «городская» и «сельская» и т. д.). История ее существования в России насчитывала к тому времени уже несколько десятилетий, на протяжении которых мода на елочный стиль и убранство постоянно менялась. Долгое время — вплоть до начала XX века — в моде была елка богато украшенная, елка, на которой было много золота, серебра и блеска. В богатых домах в качестве елочных украшений (особенно в 1840-е — 1850-е годы, когда в России явно ощущался их дефицит) использовались дорогие ткани и ленты, драгоценности, ювелирные изделия — кольца, перстни, серьги [64]. Образ «дорогой» елки прочно утвердился в детском сознании. В этой связи Е.В. Душечкина приводит весьма курьезный случай (со ссылкой на воспоминания А.Ф. Кони), когда маленький мальчик на вопрос матери «Кто этот дядя?» о нанесшем им праздничный визит господине, грудь которого была щедро увешена орденами, ответил: «Я знаю — это елка» [65]. И впоследствии о женщине, без меры увешанной украшениями, часто говорили — «ряженая елка».


17.


На рубеже XIX-XX веков елочная мода стала резко меняться. Раздавались призывы к простоте и естественности, выдвигался лозунг: «Убрать больше, чем добавить!» Перегруженное игрушками рождественское дерево конца XIX столетия должна была заменить «новая» елка, но какая? Единого мнения по этому поводу не существовало. В Европе ратовали за «возврат к старине», когда рождественское дерево украшалось лишь яблоками и выпечкой, или за его «органическое» украшение, запрещавшее вывешивать на елку все то, что не имело отношения к хвойным растениям — никаких яблок, никаких пряников! Модной считалась также «серебряная» елка. Такую елку должны были украшать лишь белые свечи и имитации снега и льда: серебряные шары и мишура, блестящая вата, «волосы ангела» и пр., что считалось показателем хорошего вкуса и изысканности. Как пишет одна из наиболее видных немецких исследователей елочной игрушки Э. Штилле, это были попытки создать из рождественского дерева произведение искусства не посредством внешних символов, а через воспитание эмоций, но особого успеха они не имели [66].


18.


В России в моду также стала входить более строгая елка, выполненная в бело-серебристых тонах, и фольклорная елка в «неорусском стиле», с деревянными резными украшениями, изготовленными русскими мастерами-игрушечниками, знаменовавшая собой тенденцию к возрождению национального своеобразия русской культуры. Но далеко не все следовали этой новой елочно-игрушечной моде. Многие продолжали наряжать пышную, шикарную елку. Так, елка конца XIX века, по описанию А.И. Куприна, — это елка, «украшенная сотнями свечей, золотыми и серебряными лентами, сверкающими погремушками, дорогими подарками, китайскими фонариками и целой коллекцией плюшевых птиц, жуков из фольги, стрекоз, пестрых бабочек и рыбок» [67]. Все это, естественно, требовало игрушечного изобилия, и такое изобилие в первые десятилетия XX века действительно было достигнуто. "


Глава 2. От какого наследства хотели отказаться большевики. / Вхождение елки и елочной игрушки в русский быт.

Алла Сальникова. История елочной игрушки, или как наряжали советскую елку — М.: Новое литературное обозрение, 2012. — Стр. 38-47



Иллюстрации к книге отношения не имеют.
OCR – gorbutovich. Номер примечания оставлен, но его содержание опускаю в целях экономии знаков. Если вдруг кому надо – спрашивайте – напишу или смотрите в книге.


Ранее:

Елка как зеркало русской революции, 2015-12-23
Советский Новый год, 2015-12-30
Елка в дореволюционной России. Часть 1, 2016-12-28



Tags: 19 век, 20 век, Издательство НЛО, Новый год, Рождество, Россия, игрушки, открытка

Posts from This Journal “Новый год” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments