Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

И то, что учителей надо любить, не просто справедливо, а полезно

Учитель и ученик, XII век


«Философия» Гильома Коншского – один из самых красивых латинских научных текстов XII века. Работая над переводом этого свода знаний своей эпохи, медиевист Олег Воскобойников выделил мысли, которые могут быть и сегодня полезны тем кто учится и кто обучает.


Лекцию с кафедры в Болонском университете читает Хенрикус-де-Алеман /Генрих Алеманский /Henricus de Alemania. Около 1360-1390. Миниатюра работы итальянца Лаврентия Вонтолины из "Liber ethicorum des Henricus de Alemannia". Государственные музеи Берлина / Henricus de Alemania Lecturing his Students, c. 1350. Laurentius de Voltolina. From "Liber ethicorum des Henricus de Alemania". Date: second half of 14th century. Parchment. 18x22 cm. Kupferstichkabinett Berlin. Min. 1233. Inscriptions Signature bottom right: Laurentius a Voltolina pinxit. Notesminiature, school of Bologna. via, по клику via


XXX. Какого учителя следует искать

55. <…> Для преподавания следует найти такого, кто берется за дело не ради хвалы или выгоды, но исключительно из любви к мудрости. Ищущий хвалы для себя никогда не захочет, чтобы совершенства достиг и ученик: он просто обойдет молчанием науку, чтобы в том, что ему самому особенно дорого, никто не сравнялся с ним и не достиг большего. Если же он будет преподавать, гонясь за мирскими благами, ему будет все равно, что говорить, лишь бы заплатили: безделица часто привлекательнее необходимого.


2.

Обучение. XVI век. Фрагмент иллюстрации, по клику – целый лист / Chants royaux sur la Conception, couronnés au puy de Rouen de 1519 à 1528. Date d'édition: 1501-1600, manuscrit. Langue: Français. Format: Vélin, miniatures. Bibliothèque nationale de France, Département des manuscrits, Français 1537, fol. 27v. Source

Если же он возьмется учить из любви к науке, не станет из зависти скрывать знания, бежать известной ему истины ради денег, если не оставит дела, оказавшись в одиночестве, тогда быть ему зорким и усердным наставником себе и другим.


3.

Студенты. XIV век. Болонский университет, Италия / Detail of a tomb relief depicting students at the University of Bologna, 14th C. via


XXXI Какого ученика

56. Учиться достоин тот, кто не сопротивляется науке, не горд, кто, будучи ничтожеством, не корчит из себя невесть что, кто любит учителя, как отца своего, а то и сильнее. Получая от кого-то самое высокое и достойное, мы должны воздавать ему тем же: от отца мы получаем лишь грубое бытие, от учителя же мудрость, нечто более великое и достойное.


4.

Фрагмент илл.#1. Студенты на лекции. Вторая половина XIV века. Болонский университет / Kupferstichkabinett SMPK, Berlin – Staatliche Museen Preussiischer Kulturbesitz, Min. 1233

Потому-то и следует любить достойных учителей сильнее, чем родителей. И то, что учителей надо любить, не просто справедливо, а полезно: их мнения и высказывания должна нравиться нам, ведь частенько, если мы кого-то не любим, то будем избегать и то, что в нем есть хорошего, стараясь не подражать тем, кто нам не мил.


5.

Знаменитый Манесский кодекс – сборник поэтических произведений германских миннезингеров. Составлен в XIV веке. Университетская библиотека в Гейдельберге, Германия / Codex Manesse, UB Heidelberg, Cod. Pal. germ. 848, , fol. 292v: Der Schulmeister von Eßlingen. Ca. 1300 bis ca. 1340 / between 1305 and 1315. Source


XXXII. Какая комплекция подходит для обучения и какой возраст

57. Хотя особенно подходит для учения сангвиническая комплекция, поскольку она во всем уравновешенна, но всякий, если постарается, может во всем достичь совершенства, ведь «неутомимый труд все побеждает». Началу учения подходит отрочество, ибо, как говорит Платон, возраст человека подобен воску: если он слишком мягок, образ не отпечатается и не сохранится в нем, если слишком тверд — то же самое.


6.

Изучение науки (?)философии. Конец XIV века. Большие французские хроники. Кастр, Франция / Cours de philosophie à Paris Grandes chroniques de France. Castres, bibliothèque municipale / Teaching at Paris, in a late 14th-century. Grandes Chroniques de France – the tonsured students sit on the floor. via

Следовательно, за учение стоит браться в не слишком нежном и в не слишком суровом возрасте. Конец обучению приходит со смертью, поэтому какой-то мудрец на вопрос, когда заканчивается учение, ответил: тогда же, когда и жизнь. Другого философа, умиравшего в девяносто лет, кто-то из учеников спросил, не печалит ли его приближение кончины, и тот ответил: да; а на вопрос, почему, отвечал: «Потому что сейчас я бы и взялся за науки».


7.

Болонские студенты немецкой «нации» (землячества). Миниатюра XV века. Болонский университет / Students enter the „Natio Germanica Bononiae“, the german nation at the university of Bologna, image from the 15th century. via


Автор: Гильом из Конша /Guillaume de Conches, Guilelmus de Conchis (ок. 1080, Конш, Нормандия – ок. 1150) – средневековый французский философ и гуманист. Ученик Бернарда Шартрского, преподавал философию и теологию, возможно, в Шартре. Для Иоанна Солсберийского он уважаемый учитель, виднейший логик века и лучший после Бернарда грамматик. Компендий Гильома «Философия мира» – свод знаний эпохи, по-видимому, введение в лекционный курс; «Dragmaticon» («Вязание снопов») – диалог о первосущностях природы; спорят, принадлежат ли ему «Учения нравственных философов». Обширные глоссы Гильома, которые он отличал от более вольных комментариев, включают детальное толкование «Тимея» (до 53с), «Утешения философии», «Комментария на «Сон Сципиона»», грамматики Присциана, сатир Ювенала.


8.

Фронтиспис рукописи "Dragmaticon" Гильома из Конша, начало XIII века. Верх: Платон (справа) общается с персонификацией философии; низ: Гильом Коншский (справа) с Готфридом (Жоффруа) V Анжуйским Красивым (Плантагенетом) (1113-1151) /Frontispiz einer Handschrift des Dragmaticon von Wilhelm von Conches, Cologny-Genf, Bibliotheca Bodmeriana, Cod. Bodmer 188 (frühes 13. Jh.). Dargestellt sind Platon (oben rechts) im Gespräch mit der personifizierten Philosophie (oben links) sowie Wilhelm von Conches (unten rechts) mit Gottfried Plantagenet (unten links). via

Чтение философов было главным видом учебной работы у Гильома, во главу ставилось изучение «элоквенции»: в жажде постижения мы раздираем на лоскуты платье философии; нагая, она кричит о помощи, и мы обязаны вновь сшить клоки ее одежды. Слово как начало и носитель знания понималось во всем богатстве его смыслов, причем навык аллегорического толкования священных текстов распространялся на античную классику, где Гильом учил заглядывать за символический покров (integumentum). К Библии он иногда подходил с мифологическим толкованием. Признавая авторитет отцов Церкви в доктринальных, но не в философских вопросах, Гильом рекомендовал не спешить с провозглашением чуда в ущерб естественному познанию и «сжигать сомнения в огне веры» призывал лишь тогда, когда они безысходны.

В философию Гильом, называвший себя «физиком», т.е. натуралистом и врачом (он знал Галена и арабов в переводе Константина Африкана, 11 в.), включал весь корпус мыслимого знания: это «истинное понимание вещей, которые существуют и не кажут себя, и вещей, которые существуют и кажут себя» («Philosophia mundi» 1). От диалектики божественных начал мира Гильом переходил к космологии и астрономии, метеорологии, географии, к строению живых существ, человеческого тела, мозга и возвращался таким путем к познавательной способности. Все формулировки этой философии были открыты для символического и аналогического осмыслений. В основу природы полагались неощутимые, «понимаемые лишь через дробление разумом», но не совечные Богу атомы. Смелость философского синтеза Гильома навлекала на него упреки католических охранителей.

Сочинения: 1. Philosophia mundi, MPL, t. 172, 41–102; 2. Dragmaticon. Strasbourg, 1567; 3. Glosae super Platonem, ed. E.Jeauneau. – Textes philosophiques de Moyen Age, n. XIII. P., 1965.

В.В.Бибихин. Гильом // Новая философская энциклопедия / Институт Философии Российской Академии Наук


9.

Антично-средневековый Боэций (около 480-524 н.э.) "Утешение Философии". Манускрипт 1385 года. Вверху: Боэций преподает ученикам; внизу: Боэций в тюрьме – Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь. (Екклесиаст 1:18) – так ли? / Boethius. On the Consolation of Philosophy Italy, 1385. MS Hunter 374 (V.1.11), folio 4r. Manuscript by Gregorius of Genoa and the scribe "Brother Amadeus". via


Напутствия из Гильома Коншского опубликованы: «Учиться достоин тот, кто не сопротивляется науке» / Университетская жизнь / Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики.
Перевод: Олег Воскобойников, медиевист, ординарный профессор ВШЭ.

Повтор записи: И то, что учителей надо любить, не просто справедливо, а полезно, 2015-10-02



Tags: 12 век, 13 век, 14 век, 15 век, 16 век, наука, скульптура, средневековая миниатюра, средние века, философия, шедевр

Posts from This Journal “философия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments