Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Шествие на осляти. Россия, XVI-XVII века

Шествие на осляти – крестный ход на Руси в Вербное Воскресенье в день праздника Входа Господня в Иерусалим, сопровождавшийся инсценировкой въезда Христа в Иерусалим на осле.

На «осля» садился митрополит, позднее – патриарх, а под уздцы лошадь вел царь.


Шествие на осляти. Гравюра по рисунку Николая Витсена из книги Адама Олеария "Описание путешествия в Московию…". Лейден. 1719 г. Государственный исторический музей, Москва.

За эту работу, за то что вел под уздцы "ослика", царь получал от патриарха денежное вознаграждение – 100 рублей. Царь Алексей Михайлович в завещании просил отдать заработанные таким образом средства на благотворительность, отметив, что эти деньги я сам своим честным трудом заработал – мне их патриарх дал. Эта "заработанная плата" царя рассматривалась отдельно от всей государственной казны и была особой гордостью самодержца.

Обычай шествия на осляти в вербное воскресенье существовал в русских землях с середины 16 века до времени Петра I. В Москве на "осле", ведомом государем, шествовал патриарх, а в других городах – на "осле" ехал епископ или архимандрит крупнейшего монастыря, ездовое животное под уздцы вел воевода.

С ослами на Руси была некоторая напряженность, поэтому под ослика маскировали низкорослую лошадь. На нее шили белую попону с длинными ушками. Избранного на такую почетную роль коня готовили задолго.


Подготовка лошади, играющей роль осла, заключалась в следующем. Целый месяц до Вербного воскресенья ее держали на диете, чтобы сходство с ослом было большее. А за три дня до крестного хода не кормили вообще, во избежание недоразумений во время хода. Также в течение месяца лошадь водили по маршруту крестного хода, чтобы она привыкла и не пугалась.


2.

Для крестного хода в Вербное Воскресенье готовили вербное дерево.

В те времена в Московии еще не было новогодних елок, но зато были красочные наряженные пасхальные вербы. Богато украшенное вербное дерево везли впереди процессии на санях или телеге. Дерево украшали блестками, яблоками, апельсинами, лимонами, сливами, зелеными листьями. В разное время использовали фрукты и свежие, и сушеные, и искусственные: восковые, из папье-маше, из других материалов.

Иван Забелин (1820-1908) в книге "Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетии" сообщал, что в 1627 году для вербного "наряда" было закуплено 13 фунтов "изюму …", 13 фунтов "винных ягод", 4 фунта фиников, 300 грецких орехов и т. д. И с каждым годом вербного "припасу" требовалось все больше. Но самым главным украшением были яблоки. Так, в 1636 году на наряд вербы использовали 1000 яблок: 400 малых, 300 средних, 200 больших и 100 самых больших. … В поисках изысканных украшений обратились в Немецкую слободу, где своим мастерством славилась вдова-иноземка. В 1674 году, когда на праздник было приглашено шведское посольство, ей заказали сделать для вербы 15 тысяч зеленых листьев, 32 дюжины птичек и цветов, 50 дюжин восковых лимонов, померанцев, груш и слив, 224 кисточки вишен, 42 грозди винограда… Причем искусственные украшения служили только дополнением к обычным орехам, финикам и яблокам.

Около наряженной таким образом вербы дети исполняли песнопения. Дети же расстилали под ноги процессии дорогие одежды и ткани.


3.

Собор Покрова на Рву. Гравюра из книги Адама Олеария "Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно". По рисунку 1630-х гг. - СПб., 1906. - С. 51. Великий князь уезжает на паломничество. Source

Шествие на осляти начиналось от Успенского собора Московского Кремля и через Спасские (Фроловские) ворота выходило на Красную площадь. У Лобного места совершали молебен, в это время собор Покрова на Рву играл роль алтаря, а вся площадь превращалась в храм под открытым небом. После этого архиерей, царь и небольшая группа приближенных шли в церковь Входа Господня в Иерусалим Покровского собора, где совершали богослужение.

Михаил Обухович, стражник Великого Княжества Литовского, находясь в русском плену, был свидетелем действа в 1660-е годы и описал его так:

« ...25 апреля (1660 года)... Было русское Вербное воскресенье. В этот день мы получили от царя позволение выйти из двора и видеть церемонию и обряд, который совершается у них в этот праздник.


4.


Вот как это происходило: у Крестовских ворот есть обширное место, построенное из тесаного камня наподобие театра, а на воротах, часы... Этот театр сверху покрыт был красным сукном. С одной стороны ступени устланы были парчою и дорогими коврами для царя; с противоположной — столь же дорогою материею устлана было место для патриарха. Когда нас привели к этому месту, мы остановились по приказанию наших приставов.

Немного спустя вышел царь, сопровождаемый множеством духовенства, владык и митрополитов. Патриарха в то время не было в Москве, по некоторым причинам он оставил престол, а может быть, ему было приказано. Потом следовал царский двор и дальние бояре; шли все в порядке и, по своему обыкновению, с непокрытыми головами. Далее шел сам царь, которого вели под руки двое молодых людей из знатных фамилий. На нем была шапка, наподобие короны, которую они называют шапкою Мономаха, на груди бармы и на плечах богатое одеяние наподобие ризы (оплечье).

Сначала он шел прямо к церкви святой Троицы, древнейшей из всех в Москве, как можно заключить по самому виду ее. Эта церковь стоит около ворот и театра. Оттуда, помедлив немного, он (царь) взошел на театр, где совершалось пение. Потом старший митрополит вручил ему пальму, которую он принял с непокрытой головой. Шапку снял с него в это время тесть его — Илья Данилович Милославский.

Немного спустя, когда окончено было пение, на санях, запряженных четырьмя лошадьми, покрытыми красным сукном, везли большую вербу, на которую чернь бросала привязанные на веревочках яблоки. Яблоки эти оставались на дереве, и их было набросано немалое количество. Потом посадили на вербу четырех отроков, одетых в церковные серебряные ризы, они пели какие-то песни.

Затем привели коня, зашитого в белое полотно, оседланного женским седлом, покрытым парчою. На коня посадили, за отсутствием патриарха, старшего митрополита с крестом в руках, которым он благословлял народ во все стороны...

...Царь, взявши одною рукой за конец поводья, а в другой держа пальму, вел под ним коня и шел таким образом до Крестовских ворот, находящихся в Крым-городе. В это время все стрелецкие приказы (полки) пали ниц на землю, обратив ружейные стволы назад. Они были одеты в разные великолепные одежды, стояли под разными знаменами, их было до трех тысяч, а может быть, и более.

Когда царь вступил в ворота, продолжая вести коня под митрополитом, тогда все стрельцы встали. Итак, насмотревшись на эту церемонию, мы возвратились домой…


5.

Гравюра "Шествие на осляти". Полный вариант гравюры - илл. 16

...Того же 1661 года, апреля 17, у нас был Светлый праздник (Пасха), у русских же Вербное воскресенье. В этот день царь позволил нам видеть свои “пресветлые очи” и быть свидетелями церемонии.

Мы вышли из нашей темницы вместе с приставами, и пан гетман, чувствуя себя несколько лучше, вышел также с нами. К прошлогодней церемонии, описанной выше мною, ничего нового не прибавилось, разве только то, что государь, взявши за поводья коня под митрополитом Крутицким, ибо патриарха и тогда не было в Москве, и возвращаясь с Лобного места в Кремль, послал к его милости пану гетману стрелецкого голову Артемона Сергеевича (Матвеева?) спросить о здоровье его милости и нас всех. Сей последний, получив от пана гетмана краткий ответ, немедленно возвратился к государю. После этого обряда мы тоже возвратились в дом нашего страдания… »

Обухович Михаил — польский военнослужащий, взят в плен в сражении под Мозырем. С января 1660 по 16 июля 1662 года был в русском плену в Москве.

[Михаил Обухович. Дневник Михаила Обуховича, стражника Великого Княжества Литовского, писанный в плену в Москве в 1666 году. Текст воспроизведен по изданию: Иностранцы о древней Москве (Москва XV-XVII веков). М. Столица. 1991]


6.

Русская икона 14 века. Вход Господень в Иерусалим. Из Журнала "СНД", Дн-ск, №3 (март) 2007 via

Картина крестного хода была столь впечатляющей для москвичей и иностранцев, что в записках путешественников XVI-XVII веков Покровский собор называется Иерусалимом, Иерусалимским или Входоиерусалимским и ни как иначе. Таких свидетельств насчитывается не менее восьми. Это название не имела ничего общего с освящением собора в честь праздника Покрова. В русских источниках собор называли то Троицей на Рву, то Покровом на Рву, то Иерусалимским.


7.

Икона XVIII в. «Вход Господень в Иерусалим». Из праздничного ряда Покровской церкви Покровского собора, Москва

Впервые под названием «Иерусалим» собор упоминает Гейс /Гизен в описании путешествия посла римского императора Николая Варкоча в 1593 г.. «Церковь Иерусалимская в Москве, бесспорно, прекраснее всех прочих. Хотя и полагают, что она построена по образцу храма Соломонова, но я не видел ничего ей подобного, ни равного», – это характеристика голландского путешественника Яна Стрейса 1660-х годов.


8.

Entry into Jerusalem. BL Arundel 157, f. 8v. Part 2 ff. 3-131. Title Psalter, including a calendar (ff. 13-18v). Origin England, Central (Oxford). Date 1st quarter of the 13th century. Language Latin. Script Gothic Source

В те времена, когда Покровский собор называли Иерусалимом, «храма Соломонова» уже не существовало. А вот параллели московского собора с храмом Гроба Господня историки архитектуры находят убедительные. Полагают, что Покровский собор, с одной стороны, осмыслялся как символ небесного града – Горнего Иерусалима, который был воплощен в нем через образы жизнерадостной, праздничной, «райской» архитектуры, а с другой стороны, как образ земного Иерусалима, соединявшегося с образом и реалиями Храма Гроба Господня.


9.

Джотто. Капелла Скровеньи, фреска / Giotto (1266-1337). Entry into Jerusalem. Scrovegni Chapel. via

Вернемся к ослам.

Как происходило действие и в чем кроются корни обычая шествия на осляти подробно рассказано в статье на сайте Российского Этнографического музея, автор материала – Холодная Вера Георгиевна.

Шествие на осляти. Автор: Холодная Вера Георгиевна

" Считалось, что шествие и проезд на осляти патриарха вокруг города сохранял его жителей от несчастий и очищал от грехов.

Шествие на осляти – крестный ход в день праздника Вход Господен в Иерусалим, сопровождавшийся инсценировкой описанного в Евангелии въезда Иисуса Христа в Иерусалим на осле. Воспроизводя практику греческой церкви, русская заимствовала от нее и обряд шествия архиерея в неделю ваий - Вербное воскресенье - на "осляти" - коне, переодетом ослом. В Константинополе он был известен уже в 9-10 вв., памятники русской церкви начинают говорить о нем только с 16 столетья: самое раннее свидетельство содержится в расходных книгах Софийского дома (Софийский собор в Новгороде) за 1548 год. В день Вербного воскресенья новгородские наместники водили под архиепископом осла от собора "Св. Софии Премудрости Божьей до Иерусалима [Входоиерусалимского храма]" и назад.

Кроме Новгорода обряд шествия на осляти совершался в 17 в. Москве, Рязани, Казани, Астрахани и Тобольске.


10.

Пьетро Лоренцетти. «Вход Господень в Иерусалим». Фреска. 1320 г. Церковь Сан Франческо, Ассизи / Jesus enters Jerusalem and the crowds welcome him, by Pietro Lorenzetti, 1320. Assisi, Lower Basilica, San Francesco, southern transept. via

Как и на востоке, шествие патриарха на осляти входило в состав крестного хода, направлявшегося из собора во Входо-Иерусалимскую церковь и после непродолжительного богослужения в ней - обратно в собор.

При этом тот и другой путь патриарх совершал на осле (Устав Новгородского Софийского собора 17 в.). С течением времени шествие на осляти по дороге во Входо-Иерусалимскую церковь было отменено, туда шел один крестный ход, а шествие совершалось на обратном пути: в Москве от Лобного места в собор, в других городах от Входо-Иерусалимского храма до главного собора. В первый раз обновленный чин крестного хода был совершен в 1656 году и просуществовал в Москве до 1697 года, а в других городах был отменен еще ранее, постановлением церковного собора 1678 года.


11.

Вход Господень в Иерусалим. Икона, Галичина, начало 17 века. via

В Москве при царе Алексее Михайловиче шествие на осляти происходило следующим образом. Царь стоял раннюю литургию у себя в Палатах, а затем в праздничном наряде в сопровождении бояр и окольничих направлялся в Покровский собор: шествие открывалось нижними чинами, за которыми шли дьяки, дворяне, стряпчие, стольники, ближние и думные люди, окольничие, затем сам царь, замыкали ход бояре в богатых шубах и высоких шапках, ближайшие люди, гости, приказные, иных чинов люд и народ, весь путь с обеих сторон шествия оберегали стрелецкие полковники, возле которых шли стрельцы стремянного полка с батожками и прутьями. Навстречу царскому шествию из дверей Успенского собора выносили хоругви, кресты и иконы, шли чернецы, диаконы и священники, успенский и благовещенский протопопы, певчие, поддьяки, ключари, затем патриарх в малом облачении, справа от него дьякон нес евангелие, слева - "на мисе крест золотой, жемчужный, большое да малое Евангелие".


12.

Шествие на осляти. Адам Олеарий «Описание путешествия в Московию, Татарию и Персию …». Амстердам, 1727 г. Издатель Питер ван дер Аа (1659-1733). Так выглядел крестный ход из Кремля через Спасские ворота в Покровский собор в XVII в. Адам Олеарий (1603-1671) – известный немецкий ученый-математик, профессор Лейпцигского университета, путешественник. Он дважды посетил Россию в 1630-е гг. в качестве секретаря посольства голштинского герцога Фридриха III к русскому царю Михаилу Федоровичу. Во время путешествия Адам Олеарий делал подробные записки, изданные впервые в Шлезвиге в 1647 г. Гравюра «Шествие на осляти» – первое детальное изображение Покровского собора, дошедшее до наших дней. Source

Дорога, по которой шли оба шествия оберегалась стрельцами, за стеной которых были расставлены кадки с пучками вербы, предназначенной для раздачи московскому люду. Оба шествия останавливались перед Покровским собором лицом к востоку. Царь и патриарх в сопровождении высших государственных чинов и духовенства входили во Входо-Иерусалимский придел Покровского собора. Остальная свита оставалась по обе стороны от Лобного места. Во время службы в соборе царь и патриарх облачались в праздничные одежды. Тем временем Лобное место устилалось бархатом и сукном, на него устанавливали аналой, укрывали его пеленою и возлагали на него Евангелие, которое окружали иконами.


13.

Рисунок из альбома 1661-1662 Августина Мейерберга «Празднование Вербного воскресенья на Красной площади, в 1654 году». Рисунок автрийского посла в Московском государстве, изображен Кремль, царь ведущий лошадь, но которой восседает патриарх православной российской церкви, по обеим сторонам шествия лежат ниц московские стрельцы. // Альбомъ Мейерберга. Виды и бытовыя картины Россiи XVII века. Рисунки Дрезденскаго альбома, воспроизведенные съ подлинника въ натуральную величину съ приложенiемъ карты пути цесарскаго посольства 1661-62 гг. Изданiе А. С. Суворина, 1903. Source

Рядом с Лобным местом стоял конь с привязанными длинными ослиными ушами, изображавший "осля", его окружали пять дьяков и патриарший боярин. Чуть в стороне помещалась колесница, на которой стояла "верба", окруженная решеткой. "Вербу" представляло большое дерево, украшенное зеленью, бархатными и шелковыми цветами, яблоками, грушами, изюмом, финиками, виноградом, орехами и т.д. Путь от Лобного места до Спасских ворот ограждался обитыми красным сукном надолбами - решетками.


14.

Вебное Воскресенье. Гравюра XVII в.. Кремль. Замок в Москве // Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. Воспроизведение: СПб., 1906. Source

После службы в храме патриарх благословлял крестный ход и святыни вернуться обратно в Успенский собор, затем он раздавал ветви вербы государю, духовенству, светским чинам и народу. Сразу за раздачей начинался крестный ход. Архидиакон, повернувшись на запад, читал описание празднуемого события в Евангелии. Во время чтения протопоп и ключарь Покровского собора подходили к патриарху под благословение и в качестве "двух учеников Христа" отправлялись "по осля". Коня под уздцы держал патриарший боярин, который спрашивал пришедших, кто требует "осля", те отвечали ему: "Господь требует".


15.

Шествие "на осляти". Гравюра из книги А. Олеария "Путешествие в Московию, Персию и Индию". По рисунку 1630-х гг

Патриарх, благословив государя, садился на подведенного к нему "осля", одетого красным сукном спереди и зеленым - сзади. Восседая на лошади боком так, как изображают Спасителя на иконах, патриарх в одной руке держал крест, которым осенял народ во время шествия, а в другой Евангелие. Обратное шествие открывали дьяки, дворяне, стряпчие и стольники с вербами в руках, за ними везли на колеснице "вербу". Под деревом на колеснице стояли два мальчика из патриаршего хора - "певчие поддьяки меньших станиц" в белых одеждах, которые пели "стихиры цветоносию" и "Осана Сыну Давидову! Благословен грядый во имя Господне!". За "вербой" с иконами шло духовенство, за ним - государевы люди с вербами в руках, затем следовал поддерживаемый двумя стольниками царь, ведший за повод "осля". Кроме царя за повод держались еще четверо: первостепенный боярин, государев и патриарший дьяки, патриарший конюший. Перед государем несли окованный золотом жезл, государеву вербу, свечу и плат. По бокам шли бояре, окольничие и думские дворяне с вербами в руках.


16.

Адольф Шарлемань. Совершение обряда "Шествие на осляти" в неделю вай (вербное воскресенье), в царствование Ивана Грозного. Русский художественный листок №10, 1862. Тоновая литография. Лист: 35x52 см. Изображение: 32x47. Год: 1862. Автор: Тимм, Василий Федорович (1820-1895), Россия. Рисовальщик: Шарлемань, Адольф Иосифович (1826—1901), Россия. via

За патриархом шло духовенство. Весь путь от Лобного места через Спасские ворота к Успенскому собору стрелецкие дети устилали красным и зеленым сукном, по которому раскладывали разноцветные ткани. Как только шествие входило в Спасские ворота, на колокольне Ивана Великого звонили в колокола, благовест подхватывали остальные московские храмы, когда царь и патриарх входили в Успенский собор колокольный перезвон стихал. В соборе протодьякон дочитывал в Евангелии описание Входа Господа в Иерусалим, а патриарх, приняв из государевых рук вербу, благословлял царя и целовал ему руку, царь в ответ делал тоже. После этого государь возвращался в Палаты, где проводилась литургия, а патриарх служил литургию в Успенском соборе.


17.

Адольф Шарлемань. Совершение обряда "Шествие на осляти"

После службы он направлялся к колеснице с вербой, молился и благословлял дерево. Ключари отрубали большой его сук и несли в алтарь, где с него срезали ветви и на серебряных блюдах отправляли их в государевы палаты. Часть ветвей получали бояре и духовенство, остальное раздавалось стрельцам и народу. После этого по всей Москве начинались праздничные угощения.

Для царя выполнение данной роли во время шествия, которая могла бы считаться унизительной в обыденной жизни, в праздник являлась демонстрацией не только почтения к патриарху, но, и в большей степени, личного благочестия и праведности государя, смирения гордыни и самоуничижения перед Богом.


18.

Икона «Вход Господень в Иерусалим». Из праздничного ряда иконостаса церкви Троицы Московского Покровского собора.

Патриарх, выступавший в момент шествия в роли Спасителя, становился проводником божественной благодати для всех, кого он благословлял крестом и евангелием, восседая на "осляти". По церковным и народным представлениям того времени, патриаршее благословение вообще, а во время шествия особенно, обладало священной силой. Вера в это восходила к представлениям об особой связи, которая устанавливалась между Богом и только что посвященным в сан архиереем, т.к. первоначально, и в Византии, и в России 16 в. шествия на осляти были приурочены не к Вербному воскресенью, а ко дню вступления архиепископа, митрополита или патриарха в сан.


19.

Вячеслав Шварц (1838–1869). Вербное воскресенье в Москве при царе Алексее Михайловиче. Шествие патриарха на осляти. 1865. Холст, масло, 60 × 122 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. via

После обрядового очищения и пострига, равносильного новому крещению, архиерей приобщался к божественной благодати, был особенно близок к Богу и мог распространять благодатную силу на окружающих. Считалось, что его проезд на осляти вокруг города, в котором он должен был отбывать свое духовное служение, сохранял город и всех его жителей от несчастий, пожаров и эпидемий, а человек принявший благословение архиерея очищался от грехов и получал божественную защиту. Поэтому шествия на осляти, приуроченные позднее исключительно к Вербному воскресенью, пользовались особенной популярностью и любовью у простого народа, собиравшегося во множестве на площади, чтобы подпасть под благословение патриарха. "

Конец статьи Российского Этнографического музея
__________


20.

Вячеслав Григорьевич Шварц. Вербное воскресенье в Москве при царе Алексее Михайловиче. Шествие патриарха на осляти. 1865 г. Государственный Русский музей. Source

Иногда государь на обряде отсутствовал и это не предвещало ничего хорошего. Так, ссора Алексея Михайловича с патриархом Никоном началась с того, что царь на вербное воскресенье послал боярина вместо себя вести под уздцы патриаршего коня, а сам на шествие не пришел. Налицо – знак царской немилости. Патриарх обиделся и дальше закрутилась вся последующая история…

Петр Алексеевич тоже относился к этому действию неоднозначно. После смерти брата Ивана он стал посылать вместо себя бояр, а с началом Северной войны традиция шествия на осляти заглохла.


21.

Современное изображение древнего крестного хода. Миронычев Андрей Владимирович. Source

Говорят, что в Ростове Великом в наши дни пытаются возродить древний обычай. Митрополит Ярославский и Ростовский проводил /?проводит подобные шествия на осляти. Коня, вроде бы, ведут представители младшего духовенства. Кто-нибудь обладает информацией?


Источники и дополнительные материалы:
Шествие на осляти. Холодная Вера Георгиевна. Российский Этнографический музей
Публикации сотрудников ГИМ: facebook Покровского собора - Храма Василия Блаженного
Лекции Ракитиной Марины Гарриевны, Музеи Московского Кремля
Празднование Вербного воскресенья на Красной площади. Рисунок из Альбома Мейерберга. XVII в.
Михаил Обухович. Дневник Михаила Обуховича, стражника Великого Княжества Литовского, писанный в плену в Москве в 1666 году. // Иностранцы о древней Москве (Москва XV-XVII веков). М. Столица. 1991

https://ru.wikipedia.org/wiki/Шествие_на_осляти
foma.ru: Обряд шествия на осляти

Повтор с добавлениями поста Шествие на осляти, 2015-04-05



Tags: 16 век, 17 век, Москва, Россия, архитектура, гравюра, иконопись, история, символы, сюжеты
Subscribe

Posts from This Journal “16 век” Tag

  • Медосмотр девицы

    Одна картина от пропагандиста Реформации Никлаус Мануэль. Смерть и девица. Около 1517. Базельский художественный музей / Niklaus Manuel gen.…

  • Октябрь: сбор винограда

    Из собрания Эрмитажа Фрагмент. Тарелка «Сбор винограда (октябрь)». Лиможская эмаль. Конец XVI - начало XVII в. Государственный…

  • Выбрать жену из 11 претенденток. Как справился с задачей Кеплер

    Если у мужчины настоящие возлюбленные Венера и Луна, то земным женщинам соперничать с ними очень непросто. Данте и Беатриче. У Кеплера было всё…

  • Грехопадение, 1592. Корнелис ван Харлем

    Обезьянам и котам место в картине найдется всегда. Корнелис ван Харлем / Корнелиссен ван Харлем Корнелис (1562-1638). Грехопадение. 1592.…

  • Сумка, XVI век

    Мода XVI века Сумка на ремень. XVI век. Музей августинцев, Фрайбург-в-Брайсгау, Германия / Gürteltasche, 16. Jh. Foto Axel Killian.…

  • Тайная вечеря. XVI век

    Работы XVI века – века перемен. Картины, эмаль, мексиканское перо, шпалера и т.д. «Тайная вечеря». Мастерская Питера Кука ван…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments