Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Карнавал в средневековом Нюрнберге. Часть 4

Нюрнбергский шембартлауф – ход ряженых – средневековый "воцерквленный карнавал" кануна Великого поста, проводившийся с 1449 по 1539 г. На протяжении 90 лет состоялось 64 праздничных "шоу".

Продолжение. Предыдущие эпизоды: Часть 1. Часть 2. Часть 3.


Ein "Nussenwerfer" beim Schembartlauf. Stadtbibliothek Nürnberg, Solg. Ms. 25.2°, f. 12r. 16th century. via

Одной из главных фигур на карнавале был шут. Костюм шута отличался кричащими контрастами красок. У наряда в стиле ми-парти одна половина была желтой, другая красной. Они воспринимались как знаки позора, глумления и издевки. В нарядах такого же цвета фланировали по средневековым европейским городам гулящие девки. Были и трехцветные костюмы, спереди – красного цвета, сзади – желто-голубого. Еще одним цветом шутовской одежды служил зеленый. Нередко встречались одноцветные костюмы, непременно серого цвета, цвета ослиной кожи.


2.

1512 год. Мелочная лавка с продавцами и шутами / Lauf 1512. Hauptleute: Hans Tucher, Gabriel Toppler. Los Angeles, Getty Research Library, 2009.M.38. via. Все иллюстрации кликабельны, везде по клику – целый лист

Особенно богато и красочно были оснащены шуты в "адовой повозке" 1512 г. Шуты – "продавцы" мелочной лавки обладали всеми атрибутами карнавальных шутов: колпаками с ослиными ушами и с бубенцами, зеркалами, лисьими хвостами, длинными канатами, игральными костями и кольцами колбас, всяческими инструментами, чайниками, кружками, бутылками и отрезами цветной материи.


3.

1512 год. Мелочная лавка с продавцами и шутами / Hamburg SUB, cod. 55b in scrin: als Nr. 54, f. 182. Das Nürnbergische Schönbartbuch. II. Handschrift. Source

Реквизит средневекового шута также обладал своей четкой религиозной символикой, определенно негативной и во многом расходящейся со светской. Так, зеркало считалось символом роскоши /superbi и знаком опасного нарциссизма. Однако христианская традиция знает и другое толкование: зеркало без пятен было символом девы Марии, его также называли "зеркалом справедливости", "зеркалом универсума" [44].

Канат – традиционный реквизит шута. В одном из фастнахтшпилей "королева" вела на веревке шута, который ее развлекал. В церковных изображениях черт ведет души грешников в ад на канате. Не случайно проповедники советовали бежать прочь от карнавальной процессии, участники которой идут на канате. Светская же традиция связывает канат с ритуалом перехода, считая его дорогой в небо; канат определяет границы, с другой стороны, дает возможность бесконечного расширения свободы [45].

Шутовской колпак ассоциировался прежде всего с ослом, который, согласно трактату об этимахии, есть воплощение лености и имеет сатанинский смысл. Но ведь на осле Христос въехал в Иерусалим; он символизирует для мирянина терпение, миролюбие, но и глупость и похотливость.


4.

Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 244v-245r. Bodleian Library. Manuscript, paper. Page size: 310 x 185 mm. German, Nuremberg. Image description: Anno 1512: 54th Schembart with 48 men. Captains, Hanss Tucher and Gabriel Toppler.House driven on sledge with women looking out of windows, selling their goods. Source. Фрагмент: Мелочная лавка крупнее

Лисий хвост считался известным и весьма существенным атрибутом грешника. Обладающая хитростью сатаны лиса, согласно трактату об этимахии, является инкарнацией человека, в котором поселился дьявол после того, как из него был изгнан Бог [46].

Колбаса трактовалась как символ обжорства, в противоположность рыбе – символу Христа.

Одним из наиболее содержательных, если не ключевых атрибутов шута являлся деревянный жезл наподобие скипетра, верхушку которого украшала резная голова величиной с кулак с ослиными ушами, – как правило, портрет самого шута. Обычно шут нес жезл перед собой так, что взгляды его и двойника пересекались. Этот мотив, использованный Хансом Хольбейном в одном из своих рисунков 1515-1516 гг., трактуется исследователями по-разному: то как абсурдный диалог шута с самим собой, то как крайняя сосредоточенность на самом себе, граничащая с нарциссизмом [47]. В средние века облик шута должен был аккумулировать все, что считалось признаком глупости и пренебрежения заповедями.


5.

Мелочная лавка с продавцами и шутами. Повозка шембартлауфа 1512 года / Schoenbartbuch (Nürenberg Carnival Book). Creation XVIex. 1590/1620. Nürnberg, Germany [Place Of Origin]. Coll. 170. Ms. 351 v. Page 132 v. University of California, Library, Los Angeles. Source По клику – целый лист

Одним словом, "ад" – лавка с шутами, согласно католической версии, должна была, наглядно поясняя идею "перевернутого мира", демонстрировать ничтожность повседневных потребностей человека.


6.

1518 год / Schoenbartbuch (Nürenberg Carnival Book). Creation XVIex. 1590/1620. Nürnberg, Germany [Place Of Origin]. Coll. 170. Ms. 351 v. Page 144. University of California, Library, Los Angeles. Source

Драматурги шембартлауфа привлекали для инсценировок сложных "адовых повозок" также сюжеты народных легенд. Так было в "аду" 1518 года "Венерина гора": волшебная гора любви, окутанный легендами сад, изображавший некую пещеру или декоративный парк.


7.

Los Angeles, Getty Research Library, 2009.M.38. via

Повозка, посвященная Венере и ее любовному царству, представляла мифических рыцарей Тангейзера и Экарта, сопровождаемых крестьянином и ученым, также оказавшихся под властью чар богини. В легенде рассказывалось о Тангейзере, погрязшем в блуде и пытающемся замолить грехи у непреклонного папы. Покаяние все-таки ему удавалось, знаком чего служила неожиданно расцветавшая в руках грешника сухая ветвь. Сюжет народной легенды значительно упрощался, сводясь к красочной иллюстрации порока роскоши и путей к раскаянию. За длинным пиршественным столом восседал Тангейзер, окруженный шутами и музыкантами с волынками, скрипкой, виолончелью и свирелями. Вход в сад также охранялся шутом, с ухмылкой выдававшим иронические комментарии. Черт с тромбоном, сидевший на вершине, демонстративно руководил действием.


8.

1521 год. Die Höllen / "адова повозка" шембартлауфа – ловушка для птиц. Птицы красноречивые / Schembart Buch. Los Angeles, Getty Research Library, 2009. M.38. Schembartbuch des 16. Jahrhunderts. 60. Lauf 1521. Hauptleute: Hieronymus Tucher, Anthoni Koburger. via

Еще раз мотив любовного безумия становится темой "ада" в 1521 г. На полозьях в тот раз были установлены две широкие сетки – ловушка для птиц, однако рядом с ней вместо птичек находились обнаженные женщины, чуть поодаль – юноши и старики.

Юрген Кюстер полагает, что в основу этой "адовой повозки" – аллегории падения мирянина положена цитата из Библии: "Ибо между народом моим находятся нечестивые; сторожат, как птицеловы, припадают к земле, ставят ловушки и уловляют людей. Как клетка, наполненная птицами, дома их полны обмана..." [5, 26-27]. И цель этой "адовой повозки" – "педагогическая": заклеймить смертный грех роскоши и разгул плотских страстей, поощряемый распутницами – пособницами дьявола [53].


9.

1521 год / Coll. 170. Ms. 351. Page 148 v. Source

Ловушка для птиц, место ловли птиц – весьма стабильные и общепризнанные средневековые стойкие символы. Средневековые художники часто изображали ловушку для птиц, обслуживаемую чертом как символ сетей дьявола. Известная религиозная аллегория хотя и передавалась мастерами шембартлауфа с особой точностью, но служила для них поводом для создания своего рода "наставления в бурлескном стиле" (Ж. Хеерс) или сатирической новеллы. Конечно, нюрнбергские карнавальные министранты были далеки от того, чтобы представлять здесь подобие народного Декамерона, но Декамерон все же чувствовался, хотя бы в выборе типажей.


10.

1504 год: двойная башня / Lauf 1504. Hauptleute: Jörg von Kramer (Kämmerer), Berthold Strobel. Das Nürnbergische Schönbartbuch. II. Handschrift. Hamburg SUB, cod. 55b in scrin, als Nr. 47, f. 163. Source

С победой начавшейся в 1525 г. Реформации нюрнбергский шембартлауф стал угасать столь же стремительно, как и взошел.


11.

Sonstiges. Christie's. Wappen Rieter und Kress. Schembertbuch. via

Новая конфессия не поощряла подобных игрищ. Особенно оспаривалось протестантами право мирян на критику и порицание, дарованное карнавалом. Карнавал противоречил лютеровскому пониманию таинства покаяния.


12.

Schembartläufer, Tafel 7 zu Christian August Vulpius: Das Schönbart-Laufen zu Nürnberg. In: Curiositäten der physisch-literarisch-artistisch-historischen Vor- und Mitwelt 3 (1813), S. 233-244. Date 1813. Scan der UB Heidelberg via

С возмущением реагировал сам Лютер на последнюю попытку нюрнбержцев сохранить карнавал в 1539 г., предпринятую под руководством советника Якоба Муффеля.


13.

Корабль на шембартлауфе 1539 года / Coll. 170. Ms. 351. Page 156 v. Source

Последняя вспышка шембартлауфа по своей художественной мощи была грандиозной.
В качестве центральной "адовой повозки" на сей раз был выбран шутовской корабль, населенный целым сонмом масок: шутов, чертей и зверей. Это был своеобразный парафраз брантовского "корабля дураков".


14.

Корабль на шембартлауфе 1506 года / Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 238v-239r. Bodleian Library. Manuscript, paper. Page size: 310 x 185 mm. German, Nuremberg. Image description: Anno 1506: 48th Schembart with 62 men. Captains, Hanss Ebner and Berholdt Strobel. On water, a Ship of Fools (eight). Source

Воздействие стихотворной сатиры Себастьяна Бранта на решение шутовской темы в немецком карнавале было огромно: буквально несколько лет спустя после публикации книги в 1494 году корабли на колесах, с мачтой, реей, снастями и полыхающим на ветру флагами поплыли "по волнам" карнавалов всей Германии.


15.

Корабль на шембартлауфе 1539 года / Hamburg SUB, cod. 55b in scrin, als Nr. 66, f. 203. Source

Одну из масок шембартлауфа наделили чертами сходства с яростным сторонником реформации, местным священником и предсказателем Андреасом Оссиандром, вероятно, из-за его попытки запретить шембартлауф. Ключ в руке одного из шутов был явным намеком на советника.


16.

Шембартлауф 1539 года / Coll. 170. Ms. 351. Page 180

Лютер в послании из Виттенберга охарактеризовал шембартлауф как особо безбожный спектакль, высказывающий пренебрежение Евангелию и поэтому неугодный Богу.


17.

Шембартлауф 1539 года / Coll. 170. Ms. 351. Page 202

Историки отмечают выдающуюся роль карнавала 1539 г. в истории шембартлауфа. Заключалась она не только в актуальном религиозно-политическом аспекте, но и в чрезвычайно зрелищном и искусном оформлении корабля и всей процессии.
По свидетельству летописцев, никогда еще Нюрнберг не знавал такого количества карнавальных министрантов – около 150, тогда как на прежнем их насчитывалось не более 90 [54].


18.

Шембартлауф 1539 года / Coll. 170. Ms. 351. Page 188

В позднем шембартлауфе с появлением "адовых повозок" обозначились новые тенденции: аллегорический смысл костюмов перестал занимать воображение ряженых, преимущественное внимание начинает уделяться моде или же ее осмеянию.


19.

Штурм «ада» – кульминация масленичного шембартлауфа. Нюрнберг, 1539 г. / Vom Schembartlaufen. Hrsg. von Fritz Brüggemann. Leipzig: Bibliographisches Institut, 1936. Der Sturm auf die Schembarthölle des Jahres 1539. Schembartbuch der Pickertschen Sammlung. Handschrift, Nürnberger Stadtbibliothek, Nor. K. 444
Русский: Date 16. Jh. Scan from book. via


Всю богато и пестро разодетую клику можно было видеть в момент штурма корабля, разыгрывавшегося по всем правилам: с обороной команды корабля, со взятием его с помощью лестниц. Ряженые были одеты, будто воины на параде, – в костюмы по испанской моде, в роскошные рубашки и шаровары с разрезами. Все они были снабжены обычными атрибутами – зелеными опахалами и пиками.


20.

До 1539 года (?). Шествие: на коне и с яйцами / Oxford, Bodleian Library, MS. Douce 346, fol. 183r. Image description: Mummery. Source

Многие из ряженых, и прежде всего герольд, на сей раз сидели на лошадях. В толпе ряженых действовали шуты и "дикари" мощного телосложения с дубинами. Готовясь к штурму, ряженые размахивали пиками, дротиками, факелами.


21.

1539 год / Oxford, Bodleian Library, MS. Douce 346, fol. 257v-258r. Image description: Anno 1539: 69th Schembart with 139 men. Captains, Jacob Muffel, Joachim Tetzel and Martin von Plauen.Ship on wheels carrying three academics, three horned devils, fools and musicians. Source

Собственно агон происходил на Главном рынке, финал же переносился на ратушную площадь, с ее разрисованными и украшенными лепниной фасадами, аркадами, зубчатыми фронтонами. Шутовской корабль композиционно оказывался расположенным между двумя церквями - собором Св. Зебальда и Женской кирхой. Таким образом, корабль мыслился антиподом церкви – корабля Святого Духа, в который всем участникам карнавала следовало перебраться в Пепельную среду. Подобная композиция принципиальна для средневекого религиозного и художественного мышления. Как отмечает Кюстер, она целиком совпадает с той, что применил Питер Брейгель Старший в своей знаменитой "Битве Масленицы и Поста" [55].


22.

1539 год / Los Angeles, Getty Research Library, 2009.M.38. via

Массивный корабль с высокими бортами, с настоящим якорем и двумя камнеметами на корме, монтировался на колесах. На привычных полозьях махину невозможно было бы сдвинуть с места. Колеса прикрыты декорациями, изображавшими воду, в которой плескались рыбы и сирена. На мачте водружен красный флаг с головой то ли шута, то ли турка, одним словом, флаг нехристей. Команда корабля представляла собой персонажей "мира навыворот": глупые, испорченные, неспособные к раскаянию людишки, правящих свой корабль в страну дураков – "наррагонию" /Narragonien.


23.

1539 год. Костюм в игральных костях-кубиках / Coll. 170. Ms. 351. Page 192

Под флагом "vanitas" (суета) на палубе корабля плыли черти, один из которых держал связку ключей, музыканты с инструментами, уже известными нам по "Венериной горе". В марсе или, согласно другому источнику, на палубе сидели два "пассажира", один из которых держал в руке мочеприемник, другой – циркуль или измеритель углов. Стало быть, пассажирами были врач и астроном, призванные воплощать тот пункт вероучения старой церкви, согласно которому стремление к познанию противостоит святым занятиям. Толпившиеся вокруг черти с головами свиней, козлиными рогами, в масках обезьян, медведей, птиц – олицетворение всевозможных пороков. Один из чертей, с головы до пят одетый в черное, вооружен огромным шприцем, из которого он поливает то ли водой, то ли огнем. В центре этой группы находилась фигура в одежде священника с игральной доской в одной руке и ключом в другой. Художник в одной из летописей разместил на палубе девять фигур, хотя летописец в сопроводительном тексте называет девятнадцать.


24.

Шембартлауф 1539 года / Coll. 170. Ms. 351. Page 162

Корабль последнего, прощального шембартлауфа, как никогда, был перенасыщен аллегориями, шарадами, политическими намеками, шутовским цирком. На корпусе также имелись изображения аллегорий различных пороков. Согласно одной летописи, сирена, согласно другим – рак со змеями и рыбами.


25.

Hamburg SUB, cod. 55b in scrin. Das Nürnbergische Schönbartbuch. II. Handschrift, f. 56. Source

Сирена и рак были хорошо известны в XV в. Трактаты о смертных грехах толковали рака и сирену как аллегорию лени, нередко изображение сирены снабжалось табличкой с надписью "Нецеломудрие". Словарь символов Купера трактует сирену не слишком от того удаленно, а именно: обман, соблазн, отвлечение человека от его подлинной цели; также: душа в плену чувственных удовольствий [56].


26.

1449 год. Первый шембартлауф / GNM Nürnberg, Hs. Merkel 271, fol. 64v-65r. Source

Религиозный смысл последней адовой колесницы более чем однозначен. Жак Хеерс, отнюдь не увлеченный иллюстрацией католических идей, трактует его следующим образом: это "больше не корабль дураков... а корабль Зла, владе­ тельных демонических сил, оккупированный свитой дьявола... К корпусу кораб­ ля уже прислонены две штурмовые лестницы, и все указывает на то, что непро­ должительная игра идет к концу, что крепость Зла скоро падет и сгорит дотла" [57].


27.

Hamburg SUB, cod. 55b in scrin. Das Nürnbergische Schönbartbuch. II. Handschrift, f. 50. Source

Ведущий символ сирены, безусловно, прежде всего был соотнесен с христианской доктриной. Большей, чем когда-либо, близостью к вероучению и Библии нюрнбергские министранты пытались спасти свое детище. Но, без сомне­ ния, знаки, использовавшиеся мастерами шембартлауфа, претендовавшими, по меньшей мере, на экстракт философии всемирного шутовства, вызывали в сознании участников карнавала гораздо более широкие ассоциации. Театрально-постановочные идеи шембартлауфа – свободный план, развитой язык параллельных и пересекающихся символов, историческая детализация, композиционная живость, сочетание романтического, гротескового и сатирического начал, решительный переход от плоскостной живописной композиции к пространственно-театральной – не оказались похороненными под его обломками.


28.

Stechen. Hamburg SUB, cod. 55b in scrin. Das Nürnbergische Schönbartbuch. II. Handschrift, f. 59. Source


29.

Hamburg SUB, cod. 55b in scrin. Das Nürnbergische Schönbartbuch. II. Handschrift, f. 62. Source


30.

Hamburg SUB, cod. 55b in scrin. Das Nürnbergische Schönbartbuch. II. Handschrift, f. 65. Source


31.

Год – ? В рукописи иллюстрация расположена после основной летописи шембартлауфа / Coll. 170. Ms. 351. Page 243. Source


32.

Год – ? В рукописи иллюстрация расположена после основной летописи шембартлауфа / Coll. 170. Ms. 351. Page 244. Source


33.

Год – ? В рукописи иллюстрация расположена после основной летописи шембартлауфа / Coll. 170. Ms. 351. Page 245. Source

В последний раз шембартлауф блеснул своей привилегией свободы и пышными театрализованными массовками. Протестантам удалось совершенно погубить его. Вместо языческого шембартлауфа в 1649 г. был введен особый христианский день покаяния, поста и молитв (Buss-Fast-und-Bet-tag).


34.

1660 год / Coll. 170. Ms. 351. Page 248. Anno 1660. digital2.library.ucla.edu/viewItem.do?ark=21198/zz000shmpm

Кое-что от шембартлауфа сохранилось в состязаниях и процессиях различных гильдий, но как единое целое он больше не возродился. Дни фастнахта перестали что-либо значить для следующих поколений нюрнбержцев. Но еще в XVI, XVII, XVIII вв. продолжали создаваться иллюстрированные хроники шембартлауфа, закрепившие его проказы и красоты для вечности и восславившие нюрнбергских патрициев.


Основной источник для текста: Колязин Владимир Федорович. От мистерии к карнавалу: Театральность немецкой религиозной и площадной сцены раннего и позднего средневековья / В.Ф. Колязин; Гос. ин-т искусствознания Мин-ва культуры РФ. - М.: Наука, 2002. - 208 с: ил. Текст изменен, обработан.


Примечания
[Spoiler (click to open)]
[52] Küster J. "Spektakulum vitiorum"... S. 71-72.
[53] Ibid. S. 105.
[54] Ibid. S. 110.
[55] Ibid S. 111.
[56] Cooper F.C. Illustriertes Lexicon... S. 174.
[57] HeersJ.Op.cit.S.269.



Ранее:
Карнавал в средневековом Нюрнберге. Часть 1. Часть 2. Часть 3.



Tags: 15 век, 16 век, Германия, Колесо Фортуны, авангард, карнавал, костюм, мода

Posts from This Journal “16 век” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments