Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Карнавал в средневековом Нюрнберге. Часть 2

Нюрнбергский шембартлауф – ход ряженых – классический средневековый "воцерквленный карнавал", проводившийся с 1449 по 1539 г. На протяжении 90 лет состоялось 64 шембартлауфа.

Продолжение. Начало: Авангард в средневековом Нюрнберге. Карнавал. Часть 1.


Нюрнбергский шембартлауф 1539 года / Schoenbartbuch (Nürenberg Carnival Book). Creation XVIex. 1590/1620. Nürnberg, Germany [Place Of Origin]. Coll. 170. Ms. 351. Page 178. University of California, Library, Los Angeles. Source

Наряду с "бегунами", ряжеными в одинаковых костюмах, в шествии шембартлауфа участвовало множество отдельных масок. Маска в те времена – это костюм, маскирующий всё тело.

Костюмы шембартлауфа, как правило, состояли из основной формы – оболочки, орнаментальных украшений и малых и больших аллегорических аксессуаров. Последние зачастую имели ключевой смысл, остающийся и по сей день непроясненным.


2.

Шут в головном уборе в виде замка, с ремнем и бубенчиками, в обуви, ставшей модной после 1480 г., заменившей туфли с узким носом. Шембартлауф с участием Общества Ханса Лоххаузера. 1539 год / University of California Libraries, Coll. 170. Ms. 351. Page 172

Такая маска в Берлинской летописи поименована следующим образом: "Клика Ханса Лоххаузера. В красном платье, с замком на голове и фейерверком". На рисунке молодой мужчина в теснооблегающем, чуть полнящем его костюме с капюшоном и в коричневых перчатках, с копьем в левой и замаскированной листвой петардой в правой руке, так называемой шембартовой трубкой, в несколько помпезной позе, словно для портретирования. На ногах черные туфли с квадратным носом. На голове миниатюрный замок с эркером, откуда фонтаном бьет фейерверк. Но поясе и вокруг колен – ремешки с колокольчиками.


3.

1539 год / University of California Libraries, Coll. 170. Ms. 351. Page 174

Другой типаж – толстенький безобидный черт. Остроклювая птичья маска с двумя торчащими рожками плотно прикреплена, будто пришита, к шее и выполнена, вероятно, из того же материала, что и костюм. Темные туфли с заостренным носом, на плечах глубокая дощатая корзина. На руках коричневые пухлые перчатки с когтями. В корзине – свой миниатюрный вертеп: куклы дерущихся, о чем-то спорящих старухи и рогатого черта.

Аксессуары этой маски оставляют много вопросов. По предположению ученых, фигуры в корзине пришли из театра марионеток, а старуха является персонификацией чумы [15], или же крестьянкой, которая впервые после чумы пришла в город, чтобы продать яйца.


4.

Нечистый из повозки шембартлауфа 1516 г. Список летописи шембартлауфа из Германского национального музея в Нюрнберге. 1561/1600 г. / Germanisches Nationalmuseum. Merkel Hs 2° 271, 126r. 1561/1600. Source. По клику – целый лист

Черт по своей распространенности и по своему значению в системе шембартлауфа поднимается до уровня ритуалемы. Типичным для маски черта является карикатурная гротескность, безобразность, подчеркнутая чернотой маски, а нередко еще и другими рожицами, помещенными на локтях, коленях, животе и на заду. Черт из вертепа 1516 г. разукрашен именно так [16].


5.

1539 год. Корабль на колесах, перевозящий трех ученых, трех рогатых чертей, шутов и музыкантов (Корабль дураков?). Летопись шембартлауфа из Бодлианской библиотеки / Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 258r. Bodleian Library. Manuscript, paper. Page size: 310 x 185 mm. German, Nuremberg. Image description: Ship on wheels carrying three academics, three horned devils, fools and musicians (Ship of Fools?). Source. По клику – целый лист

Другой важной приметой маски черта, как и вообще многих изображений прислужников Дьявола, являются длинные обвисающие груди. Полагают, что здесь имеет место перенос характерных признаков ведьмы на маску черта. Карнавальная инверсия – перенос признаков одного типажа или мифологемы на другой – чрезвычайно популярный прием.


6.

1539 год / Coll. 170. Ms. 351. Page 184

Неизменный персонаж всех карнавалов – старуха. Костюм старухи выдержан в строго исторических деталях. Нюрнбергская старуха с бадьей за плечами, в которой стоит, держась руками за обода, большеростая кукла молодой девицы в бюргерском платье и в модной шляпке на голове, – типаж явно комедийно-сатирического плана. Почти все толкователи шембартлауфа сходятся в мнении, что это – чрезвычайно подходящая для карнавала сатира на средневековые купальни – общеизвестные рассадники распутства.


7.

"Бегун" 1479 года с петардой-шембартовой трубкой / Hamburg Schembartbuch. Das Nürnbergische Schönbartbuch. II. Handschrift. F. 123. 27. Lauf 1479. Hauptleute: Hermann Poz (oder Fritz Hermann), ein Fleischhacker. Jörg Conrad, ein Fleischhacker (alternativ nur ein Hauptmann: Hermann Größ). Source

Как уже говорилось, на средневековые бани как место блуда и распутства должны намекать и шембартовые трубки, несомые участниками карнавала. Петарды украшены пучками листвы, которые поэт-современник Ханс Сахс определяет как банный веник.


8.

1539 год. Маска с игрушками на костюме / Coll. 170. Ms. 351. Page 198

На одной из масок, отличавшейся особой пышностью и изысканностью, рядами прикреплены плоские пестрые куклы. Между рядами кукол светятся красные бумажные цветы. Изображения-фризы чем-то напоминают по своей технике роспись в древних церквях. Куклы видны даже на подъемах ног. Плоские туфли с широкими носами – черного цвета, перчатки – коричневого. На голове, как и у многих других ряженых, – красный берет с утолщенными краями, украшенный перьями. Берет элегантно подвязан платочком на подбородке.

На миниатюре в варианте хроники шембартлауфа, на котором основано описание этой маски в книге Владимира Колязина "От мистерии к карнавалу" (? Берлинская летопись), перчатки отсутствуют; на голове – турецкий тюрбан красного цвета, такого же, что и цветы.


9.

1539 год. Костюм пары Лоренц Шпенглер и Вольф Шнайдер / Coll. 170. Ms. 351. Page 206

Костюм темно-красного цвета Лоренца Шпенглера и Вольфа Шнайдера разукрашен уложенными крест-накрест серебряными нитями; в ромбах виднеются желтые львиные головы с серебряными костями в пасти. В вырезе видна белая рубашка с оторочкой. Плоский красный берет-шляпа с золотым крученым шнуром дополнялся вуалью из золоченой нити и платком, прилегающим к подбородку.


10.

1539 год / Coll. 170. Ms. 351. Page 200

У одного из персонажей красное трико сплошь усеяно павлиными перьями.


11.

Coll. 170. Ms. 351. Page 190

Этот – весь красный, покрытый красными (?) перьями. Дополнительным акцентом служит оборка вокруг шеи и золотая цепочка.


12.

1539 год. Отдельный персонаж шембартлауфа. Маска с еловыми шишками и желудями / Coll. 170. Ms. 351. Page 196

У другого – маска покрыта еловыми шишками и желудями.


13.

1539 год. Каштановая маска из Бодлианской библиотеки. См. Часть 1, илл.#26 / Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 267r. Bodleian Library. Image description: No. 5. Man in costume of chestnuts, bells in belt. Source

Этот человек облачен в костюм из каштанов, на поясе – колокола.

Целая группа масок животных и чертей была снабжена двустишиями, которые, вероятней всего, выкрикивались на том или ином участке хода. Все эти маски типологически схожи: вместо трико натягивалась "звериная шкура" до колен из лохматой шерсти или меха, на голову одевалась крупная грубоватая маска, ноги оставались человечьи.


14.

Продавец индульгенций из Бодлианской библиотеки. См. его же в варианте из библиотеки Калифорнийского университета: Часть 1, илл.#30 / Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 265r. Bodleian Library. Image description: No. 4. Johan Tetzel dressed as a seller of indulgences, in a white costume with hanging mirrors; he carries no bunch of leaves. Source

В руках маски держали всевозможные аксессуары. Продавец индульгенций держит, естественно, индульгенцию.


15.

Демон-птица. Аналогичное изображение – см. в рукописи из библиотеки Калифорнийского университета: Coll. 170. Ms. 351. Page 216 v: Часть 1, илл.#18 / Vom Schembartlaufen. Hrsg. von Fritz Brüggemann. Leipzig: Bibliographisches Institut, 1936. Dämon in rauhem Kleid mit Vogelkopf. Schembartbuch der Pickertschen Sammlung. Handschrift, Nürnberger Stadtbibliothek, Nor. K. 444. Date 15./16. Jh. Scan from book. via

Демон-птица держит большие цветные колокольчики, кабан – куклу похищенного младенца. Можно согласиться с Хансом Ульрихом Роллером, что эти маски не имеют приписываемого им многими исследователями 30-х годов XX в. демонического характера: они просты и безобидны, происходят из крестьянского круга представлений с его смесью "териоморфного и бытового реализма" [17]. Териоморфный означает звероподобный – антитеза антропоморфному.

Маска птицы облачена в белую шкуру с сероватым оттенком; обвислые груди, лодыжки и ноги, которым придана форма свиных копыт, окрашены в телесный цвет. На голове – маска, разукрашенная в бирюзовые, желтые и коричневые тона, с длинным клювом и маленьким хохолком из перьев. На шнурке, перекинутом через плечо, свисает черный рожок, в руках – большой коричневый колокольчик. Наконец, наивное двустишие, принадлежащее этой маске:

Мне каждый колокольчик мил,
Я с ними фастнахт хоронил [18].


16.

Маска кабана с маленьким шутом в руках из Бодлианской библиотеки / Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 268r. Bodleian Library. German, Nuremberg. Image description: No. 6. Man in costume of the fur of a bear, mask of head of a pig, and carrying small figure of a fool. Source

Волк - "пожиратель детей" - облачен в лохматую багрово-коричневую шкуру. На туловище насажена желто-красная кабанья голова, из рыла выглядывает язык, в других вариантах миниатюр (см. эту маску из рукописи библиотеки Калифорнийского университета – Coll. 170. Ms. 351. Page 218: Часть 1, илл.#27) – два мощных клыка. Остается открытым вопрос: кабан это или волк? Шкура, скорее всего, принадлежит одному животному, голова - другому.

Вот грубый мой наряд,
Я в нем бежал со всеми на шембарт [19].


17.

"Пожиратель детей" из библиотеки города Нюрнберга / Vom Schembartlaufen. Hrsg. von Fritz Brüggemann. Leipzig: Bibliographisches Institut, 1936. Dämon in Wolfsgestalt mit Schweinekopf. Schembartbuch der Pickertschen Sammlung. Handschrift, Nürnberger Stadtbibliothek, Nor. K. 444. Date 15./16. Jh. Scan from book. via

На ногах белые мягкие сапожки, достающие до колен, прошитые ниткой с одной стороны. Как обычно, вокруг бедер – колокольчики, на руках – коричневые перчатки. Из правой руки пытается вырваться ребенок.

Существует три различные интерпретации этой маски. Отто Хёфлер относит ее к "демоническим маскам дикого воинства", которое призваны воплощать ряженые. Самюэль Самберг считает ее маской древних ритуалов плодородия. Ханс Мозер обнаруживает "волкочеловека" в арсенале масок придворных карнавалов [20].


18.

Дикарь и Дикарка из списка Книги шембартлауфа, хранящегося в Нюрнберге / Wilder Mann und Wilde Frau. GNM Nürnberg, Hs. Merkel 271, fol. 134v, Der Holtzmann, Die Holtzfrau (zugeordnet zum 64. Lauf). Germanisches Nationalmuseum. Source

В шембартлауфе, особенного позднего времени, маски животных выполняли прежде всего декоративную функцию. К описанным маскам примыкают типажи Дикаря и Дикарки. Публике они представлялись следующими двустишиями:

Он: Попробуйте в костюме дикаря
На шембарте найти меня.

Она: Коль ходит в ряженых мой муженек,
Должна и я не отставать ни на волосок [21].


19.

Дикарь из Бодлианской библиотеки / Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 262r. Bodleian Library. German, Nuremberg. Image description: No. 2. Wild Man (Man of the Woods) in fir costume with bare patches, carrying a whole tree; a small figure clinging to its trunk. Source

Похожие как две капли воды, незлобивые Дикарь и Дикарка нюрнбергского шембартлауфа – истинно лесная чета. Оба одеты в желто-зеленую мохнатую шкуру, закрывающую ноги, у обоих – черные закругленные туфли. Перчатки отсутствуют. Вокруг сосков у обоих - круглый вырез.


20.

Дикарка из Бодлианской библиотеки / Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 264r. Bodleian Library. German, Nuremberg. Image description: No. 3. Wild Woman (Woman of the Woods) in fir costume with bare patches, her plaited hair under a white head-dress. She carries a figure of a small naked woman against her chest. Source

У Дикарки дополнительно обнажены розовый выпуклый живот и колени. Талию опоясывает пышный венок из листвы. Коричневые волосы Дикаря с окладистой бородой ниспадают до плеч, на которых лежит мощная дубинка или коряга, к ней привязана кукла, похожая на мальчика. Миловидная Дикарка держит в руке, подобно Мадонне, обнаженного ребенка. На части изображений – в другой руке Дикарки застыла кукла еще одного ребенка. Такую куклу видим на миниатюре в списке из библиотеки Калифорнийского университета: Coll. 170. Ms. 351. Page 222 v: Часть 1, илл.#20.

Некотрые исследователи предполагают, что эту куклу Дикарка – вариация демона плодородия – во время шествия должна бросить в сторону женщин и девушек. Похожий на чепец платок, целиком скрывающий волосы, мог бы служить намеком на ее крестьянское происхождение.


21.

1522 год / 61. Lauf 1522. Hauptleute: Sebastian Haller. Bruno Engel (oder Hengel oder Praunengel). via

Многообразие типажа дикарей /Wilde Männer поистине сбивает с толку. Любопытно, что проповедник Кайзерсберг насчитывал пять типов дикарей: солитари - святые отшельники, питающиеся лесными плодами; саккани - получеловек-полузверь, гишпанцы - экзотический лесной народ, пигиненцы - карлики, сражающиеся с журавлями, диаболи - злые, дьявольские духи [23].

Средневековый немецкий эпос изображает тип "трагического дикаря", который сначала был человеком, потом был отвергнут обществом, изгнан в лес и там одичал, или сошел с ума от несчастной любви (жребий Ланселота или Тристана). В эпосе о Вольфдитрихе (XII в.) встречается дикарка, ворующая и пожирающая детей.

Комический Дикарь шембартлауфа, скорее всего, создание поэзии позднего средневековья, опиравшейся на народные верования и игры в дикарей, образы сказок и легенд. По мнению Роллера, облик этой маски сложился под влиянием позднеготических гобеленов, изображавших дикарей, живущих в райской невинности в лесу. Пляски и игры в дикарей были обязательной частью увеселений при европейских дворах в XIV-XV вв. Маска "презренного" дикаря давала возможность выхода за рамки придворных условностей. Но не менее популярны были дикари среди персонажей народных игр средневековья.


22.

Другой Дикарь из Бодлианской библиотеки. В руках он держит женскую фигурку. См. вариант персонажа: Часть 1, илл.#15 / Nuremberg Shrovetide Carnival (1449-1539). Schembartsbuch. c. 1590-1640 (?). MS. Douce 346, fol. 261r. Bodleian Library. German, Nuremberg. Image description: No. 1. Wild Man in costume of branches of fir, with round mirrors all over, and large bells on his belt, long grey hair and beard, straw hat; he carries a small figure of a woman. Source

В системе карнавала Дикарь, напоминающий фавнов из легенд VIII-IX вв., а также его более поздняя женская вариация - Дикарка были явными антиподами "цивилизованного человека". О смысле, заключенном в слове "дикий" для средневекового человека, Вернер Линг пишет: "Это понятие охватывало собой все, что стояло вне человеческой культуры, нравственности и норм, все грубо-природное, хаотическое и необработанное, сбившееся с дороги и заблудшее, все чужеродное, зловещее, странное... Это один из двух полюсов, установленных резким дуализмом средневекового мировоззрения, которое весь мир и все его создания разделяет на две части, противостоящие друг другу как крайности: на дикий и на укрощенный мир" [24].

Будучи вначале негативной фигурой, дикарь со временем стал восприниматься символом идеальной жизни на природе. В шембартлауфе "дикари" окончательно лишаются демонического смысла, перестают быть злыми, опутанными дьявольскими страстями.


23.

1539 год. Звериная маска: "отец" и "сын" / Coll. 170. Ms. 351. Page 214

При рассмотрении шембартлауфа естественно возникает вопрос о происхождении и смысле масок зверей и чертей, которыми он так богат на своем последнем этапе. Высокое и позднее средневековье вообще отличается насыщенностью териоморфными символами и их разнообразием.

Огромное влияние на формирование звериных масок оказали маски религиозных представлений и мистерий. На сей счет сохранились прямые свидетельства. Исполнителям роли черта в мистериях нередко разрешалось пользоваться своими масками вне церкви. В свою очередь, карнавальным кликам церковь разрешала время от времени "брать напрокат" маски и костюмы для процессий праздника тела Христова. Полагают также, что одним из образцов для звериных масок шембартлауфа послужили маски нюрнбергских пасхальных игр, упраздненных между 1497 и 1523 гг.


24.

Фрагмент действа в 1522 году / Los Angeles, Getty Research Library, 2009.M.38. 61. Lauf 1522. Hauptleute: Sebastian Haller; Bruno Engel (oder Hengel oder Praunengel). via

Облачение в маску и костюм зверя первоначально имело магическое воздействие. Но постепенно маска зверя перестала быть связанной с определенным религиозным ритуалом или содержанием и перешла в сферу карнавально-зрелищную, привлекая прежде всего своими "богатейшими возможностями поведения ряженого" [26]. Нюрнбергский шембартлауф создал особую полиморфную, смешанную маску, в которой границы между обликом зверя и черта расплываются. Уже в мистерии фигуры дьявола и черта, все более оглупляясь, постепенно потеряли свой сатанинский облик. Демонстрация бессилия дьявола должна была смягчать ужас средневекового человека перед его властью. В фигурах чертей шембартлауфа гротескный комизм одерживает верх над воплощением абсолютного зла.

Будет продолжение


Примечания:
[16] Макс Герман считал этот прием находкой средневекового религиозного театра: впечатление от появления черта усиливалось благодаря "мультипликации ужасного", которая приучала зрителя подразделять чертей на различные типы и порождала эффект "комического снижения" (см.: Roller H.U. Op. cit. S. 97). Безусловно, Гете при создании образа Мефистофеля в своем "Фаусте" имел возможность отталкиваться от прообразов как религиозного, так и карнавального круга.
[Остальные примечания: 17-26][17] См: Rolle H.U. Op. cit. S. 76. (Териоморфный - звероподобный (антитеза антропоморфному)).
[18] Ibid. S. 78.
[19] Ibid. S. 80.
[20] Ibid. S. 82.
[21] Цит. по: Ibid. S. 84.
[22] См.: Ibid. S. 92-93.
[23] Ibid. S. 86.
[24] Цит. по: Ibid. S. 94.
[25] Ibid. S.95.
[26] Ibid. S. 104.


Источники:
Основной источник для текста: Колязин Владимир Федорович. От мистерии к карнавалу: Театральность немецкой религиозной и площадной сцены раннего и позднего средневековья / В.Ф. Колязин; Гос. ин-т искусствознания Мин-ва культуры РФ. - М.: Наука, 2002. - 208 с: ил. pdf. Текст обработан, добавлено от меня.
Christies.com: Nuremberg 1449-1539 – Schembart Book, in German, illustrated manuscript on paper, Nuremberg, c.1540
https://en.wikipedia.org/wiki/Schembart_Carnival
и др., см. Авангард в средневековом Нюрнберге. Карнавал. Часть 1.

Иллюстрации, подписанные Coll. 170. Ms. 351 – из рукописи XVI века на немецком языке "Schembartbuch aus dem Besitz des Sebastian Schedel", находящейся в библиотеке Калифорнийского университета / Schoenbartbuch (Nürenberg Carnival Book). Creation XVIex. 1590/1620. Nürnberg, Germany [Place Of Origin]. Coll. 170. Ms. 351. Page 178. University of California, Library, Los Angeles. Source



Tags: 15 век, 16 век, Германия, Нюрнберг, карнавал, костюм, мода
Subscribe

Posts from This Journal “костюм” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 34 comments