Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Клеопатра Великая. Портреты и Плутарх. Часть 2

Прижизненные и средневековые портреты Клеопатры


"Красота этой женщины была не тою, что зовется несравненною и поражает с первого взгляда, зато обращение ее отличалось неотразимою прелестью, и потому ее облик, сочетавшийся с редкою убедительностью речей, с огромным обаянием, сквозившим в каждом слове, в каждом движении, накрепко врезался в душу. Самые звуки ее голоса ласкали и радовали слух, а язык был точно многострунный инструмент, легко настраивающийся на любой лад."


Около 1505 года. Самоубийство Клеопатры при помощи двух змей / Cleopatra with two snakes, miniature from The Lives of Famous Women by Antoine Dufour, manuscript, France. Nantes, Musée Thomas Dobrée, Ms 17. "Les vies des femmes célèbres", "Antoine Du Four présentant le manuscrit à Anne de Bretagne", manuscrit sur vélin, Paris, texte - Antoine Du Four, 1504: illustrations - Jean Pichore, 1506, legs Dobrée. Source

История Клеопатры VII (69-30 гг. до н.э.) и грубого пошлого солдафона Марка Антония (83-30 до н.э.) известна всем, но лучше всех – Плутарху (ок.45-ок.127 н.э.)

Начало: часть 1

Плутарх сообщает: [1]

56. <…> и меж тем как войска продолжали собираться, Антоний с Клеопатрой отплыли на Самос и там проводили все дни в развлечениях и удовольствиях. Подобно тому как все цари, властители и тетрархи, все народы и города между Сирией и Мэотидой, Иллирией и Арменией получили приказ посылать и везти военное снаряжение, так же точно всем актерам было строго предписано немедленно отправляться на Самос.


2.

Фараон Клеопатра перед Исидой. 51 г. до н.э. Лувр / Cleopatra VII of Egypt dressed like a pharaoh presenting offerings to Isis, 51 BC. Limestone stele dedicated by a Greek man, Onnophris / La reine Cléopâtre VII (51 - 30 avant J.-C.), vêtue en pharaon, fait une offrande à la déesse Isis. 2 juillet 51 avant J.-C. Calcaire H.: 52,40 cm.; L.: 28 cm.; Pr.: 4 cm. Stèle dédiée par Onnophris, un Grec "président de l'association d'Isis Snonaïs". Musée du Louvre. Source

Чуть ли не целая вселенная гудела от стонов и рыданий, а в это самое время один-единственный остров много дней подряд оглашался звуками флейт и кифар, театры были полны зрителей, и хоры усердно боролись за первенство. Каждый город посылал быка, чтобы принять участие в торжественных жертвоприношениях, а цари старались превзойти друг друга пышностью приемов и даров, так что в народе с недоумением говорили: каковы же будут у них победные празднества, если они с таким великолепием празднуют приготовления к войне?!


3.

Император Марк Антоний и Юпитер (?) / The Triumvirs. Mark Antony. Autumn-early winter 39 BC. AR Denarius (18mm, 3.60 g, 12h). Military mint traveling in Cilicia or northern Syria; Mark Antony, imperator. M · (ANT) IM · III · V · R · P [· C], bare head right; lituus to left. [P] VE(NT)IDI PO(NT) IMP, Jupiter(?) standing right, holding scepter in right hand, olive branch in left. via. Source

57. Затем Антоний назначил актерам для жительства город Приену, а сам уехал в Афины, и снова непрерывною чередой потянулись зрелища и забавы. Ревнуя к почестям, которые город оказал Октавии, — афиняне горячо полюбили супругу Антония, — Клеопатра щедрыми подарками старалась приобрести благосклонность народа. Назначив почести и Клеопатре, афиняне отправили к ней домой послов с постановлением Собрания, и одним из этих послов был Антоний — в качестве афинского гражданина; он произнес и речь от имени города.


4.

Марк Антоний и его супруга Октавия / Mark Antony, with Octavia. 39 BC. AR Cistophoric Tetradrachm (27mm, 12.10 gm, 1h). Ephesus mint. M.ANTONIVS. IMP.COS. DESIG.ITER ET TERT., laureate head of Antony and draped bust of Octavia right, conjoined. III.VIR.R.P.C., Bacchus standing left on cista mystica, holding cantharus and thyrsus, coiled serpents at sides. RPC I 2202; CRI 263; Sydenham 1198; RSC 3. Good VF, old collection toning. via, Source

В Рим он послал своих людей с приказом выдворить Октавию из его дома, и она ушла, говорят, ведя за собою всех детей Антония (кроме старшего сына от Фульвии, который был с отцом), плача и кляня судьбу, за то что и ее будут числить среди виновников грядущей войны. Но римляне сожалели не столько об ней, сколько об Антонии, и в особенности те из них, которые видели Клеопатру и знали, что она и не красивее и не моложе Октавии.

<…>

60. Когда Цезарь [Октавиан] счел свои приготовления достаточными, было постановлено начать войну против Клеопатры и лишить Антония полномочий, которые он уступил и передал женщине. К этому Цезарь прибавил, что Антоний отравлен ядовитыми зельями и уже не владеет ни чувствами, ни рассудком, и что войну поведут евнух Мардион, Потин, рабыня Клеопатры Ирада, убирающая волосы своей госпоже, и Хармион — вот кто вершит важнейшими делами правления.

Войне, как сообщают, предшествовали следующие знамения. Выведенная Антонием колония Пизавр на берегу Адриатического моря была проглочена пучиной во время землетрясения. В Альбе с мраморной статуи Антония струился пот, и несколько дней подряд статуя не просыхала, как ее ни вытирали. Когда Антоний находился в Патрах, молния сожгла тамошний храм Геракла, а из «Битвы с гигантами» [35] в Афинах порыв ветра вырвал изображение Диониса и забросил в театр. Между тем Антоний, как уже говорилось выше, происхождение свое возводил к Гераклу, а укладом жизни подражал Дионису и даже именовался «новым Дионисом». Та же буря, обрушившись на Афины, из многих гигантских статуй опрокинула только две — Эвмена и Аттала, которые, по надписям на цоколях, были известны под названием «Антониевых». Флагманское судно Клеопатры звалось «Антониада», и на нем случилось вот какого рода зловещее происшествие: ласточки свили под кормою гнездо, но прилетели другие ласточки, выгнали первых и убили птенцов.

<…>


5.

Скульптурный портрет Клеопатры из Берлина. 30-40 гг. до н.э. / Marblebust of Cleopatra VII of Egypt form 30-40 BC. Altes Museum Berlin /Berliner Museumsinsel. via

62. Но Антоний уже до такой степени превратился в бабьего прихвостня, что, вопреки большому преимуществу на суше, желал решить войну победою на море — в угоду Клеопатре! <…>

66. <…> Битва сделалась всеобщей, однако исход ее еще далеко не определился, как вдруг, у всех на виду, шестьдесят кораблей Клеопатры подняли паруса к отплытию и обратились в бегство, прокладывая себе путь сквозь гущу сражающихся, а так как они были размещены позади больших судов, то теперь, прорываясь через их строй, сеяли смятение. А враги только дивились, видя, как они, с попутным ветром, уходят к Пелопоннесу.

Вот когда Антоний яснее всего обнаружил, что не владеет ни разумом полководца, ни разумом мужа, и вообще не владеет собственным разумом, но — если вспомнить чью-то шутку, что душа влюбленного живет в чужом теле [39], — словно бы сросся с этою женщиной и должен следовать за нею везде и повсюду. Стоило ему заметить, что корабль Клеопатры уплывает, как он забыл обо всем на свете, предал и бросил на произвол судьбы людей, которые за него сражались и умирали, и, перейдя на пентеру, в сопровождении лишь сирийца Алекса и Сцеллия, погнался за тою, что уже погибла сама и вместе с собой готовилась сгубить и его.


6.

Скульптурный портрет Клеопатры. Мрамор. 30-40 гг. до н.э. Старый музей, Государственные музеи Берлина, Берлин / Portrait of Cleopatra VII; Marble; Inv. 1976.10. 30-40 BC. Altes Museum Berlin. via

67. Узнавши Антония, Клеопатра приказала поднять сигнал на своем корабле. Пентера подошла к нему вплотную, и Антония приняли на борт, но Клеопатру он не видел, и сам не показался ей на глаза. В полном одиночестве он сел на носу и молчал, охватив голову руками. Тут появились либурны [40] Цезаря. <…>

Когда Эврикл отстал, Антоний снова застыл в прежней позе и так провел на носу три дня один, то ли гневаясь на Клеопатру, то ли стыдясь ее. На четвертый день причалили у Тенара, и здесь женщины из свиты царицы сперва свели их для разговора, а потом убедили разделить стол и постель. <…>

68. Но расстанемся на время с Антонием. Флот при Актии долго сопротивлялся и, несмотря на тяжелые повреждения, которые наносили судам высокие встречные валы, прекратил борьбу лишь в десятом часу. Убитых насчитали не более пяти тысяч, зато в плен взято было триста судов, как рассказывает сам Цезарь. Немногие видели бегство Антония собственными глазами, а те, кто об этом узнавал, сперва не желали верить — им представлялось невероятным, чтобы он мог бросить девятнадцать нетронутых легионов и двенадцать тысяч конницы, он, столько раз испытавший на себе и милость и немилость судьбы и в бесчисленных битвах и походах узнавший капризную переменчивость военного счастья. Воины тосковали по Антонию и всё надеялись, что он внезапно появится, и выказали при этом столько верности и мужества, что даже после того, как бегство их полководца не вызывало уже ни малейших сомнений, целых семь дней не покидали своего лагеря, отвергая все предложения, какие ни делал им Цезарь. Но в конце концов однажды ночью скрылся и Канидий, и, оставшись совсем одни, преданные своими начальниками, они перешли на сторону победителя.

После этого Цезарь поплыл в Афины, примирился с греками и разделил остатки сделанных для войны хлебных запасов между городами, которые терпели жесточайшую нужду — ограбленные, лишившиеся всех своих денег, скота и рабов. Мой прадед Никарх рассказывал, что всех граждан Херонеи заставили на собственных плечах перенести к морю близ Антикиры сколько-то пшеницы, да еще подгоняли их при этом плетьми, а когда они вернулись, им отмерили еще столько же и уже готовы были взвалить им на плечи, когда пришла весть о поражении Антония, и это спасло город: управители Антония и солдаты тут же бежали, и хлеб граждане поделили между собою.

69. Высадившись в Африке, Антоний отправил Клеопатру из Паретония в Египет, а сам бродил с места на место в подавленности и глубоком уединении, которое с ним разделяли лишь двое друзей — греческий оратор Аристократ и римлянин Луцилий. <…> Когда же полководец, которому он поручил свои силы в Африке, сам склонил это войско к измене [42], Антоний хотел покончить с собой, но друзья помешали ему и увезли в Александрию, где он встретился с Клеопатрою <…>

Антоний между тем покинул город, расстался с друзьями и устроил себе жилище среди волн, протянувши от Фароса в море длинную дамбу. Там он проводил свои дни, беглецом от людей <…>

71. С сообщением о потере войска, стоявшего при Актии, к Антонию прибыл сам Канидий. Одновременно Антоний узнал, что Ирод, царь Иудейский с несколькими легионами и когортами перешел к Цезарю, что примеру этому следуют и остальные властители и что кроме Египта за ним уже ничего не остается.

Но ни одна из этих вестей нимало его не опечалила, напротив — словно радуясь, отрекся он от всякой надежды, чтобы вместе положить конец и заботам, бросил свое морское пристанище, которое называл Тимоновым храмом, и, принятый Клеопатрою в царском дворце, принялся увеселять город нескончаемыми пирами, попойками и денежными раздачами.


7.

Клеопатра и ее сын от Юлия Цезаря Цезарион. Храм в Дандаре. Западный берег Нила, 60 км от Луксора, Египет / Temple of Denderah. Back wall where can be seen: Cleopatra and her son, Cesarion. via

Сына Клеопатры и Цезаря он записал в эфебы, а своего сына от Фульвии, Антулла одел в мужскую тогу без каймы [45], и по этому случаю вся Александрия много дней подряд пьянствовала, гуляла, веселилась.

Вместе с Клеопатрой они распустили прежний «Союз неподражаемых» и составили новый, ничуть не уступавший первому в роскоши и расточительности, и назвали его «Союзом смертников». В него записывались друзья, решившиеся умереть вместе с ними, а пока жизнь их обернулась чередою радостных празднеств, которые они задавали по очереди.


8.

Статуя Клеопатры VII. Эрмитаж / Black basalt statue of the Ptolemaic period, height 105 cm, from Hermitage's Ancient Egyptian collection (Peterburg, Russia). In 2002 the statue was identified as Cleopatra VII of Egypt. via

Тем временем Клеопатра собирала всевозможные смертоносные зелья и, желая узнать, насколько безболезненно каждое из них, испытывала на преступниках, содержавшихся под стражею в ожидании казни. Убедившись, что сильные яды приносят смерть в муках, а более слабые не обладают желательною быстротою действия, она принялась за опыты над животными, которых стравливали или же напускали одно на другое в ее присутствии. Этим она тоже занимались изо дня в день и, наконец, пришла к выводу, что, пожалуй, лишь укус аспида вызывает схожее с дремотою забытье и оцепенение, без стонов и судорог: на лице выступает легкий пот, чувства притупляются, и человек мало-помалу слабеет, с недовольством отклоняя всякую попытку расшевелить его и поднять, словно бы спящий глубоким сном.

72. Вместе с тем они отправили к Цезарю в Азию послов. Клеопатра просила передать власть над Египтом ее детям, а Антоний — разрешить ему провести остаток своих дней если не в Египте, то хотя бы в Афинах, частным лицом. По недостатку в друзьях и по недоверию к ним — ведь кто только не перебежал на сторону врага! — послом был отправлен Эвфроний, учитель детей царицы. <…>


9.

Статуя царицы Клеопатры. I в. до н.э. Древний Египет. Династия Птолемеев. Материал: базальт. Высота 104,7 см. Поступил в 1929 г. Передан из дворца в Петергофе. Эрмитаж. Source

73. Просьбу Антония Цезарь отверг, а Клеопатре отвечал, что ей будет оказано полное снисхождение при одном условии — если она умертвит или изгонит Антония. Этот ответ повез в Александрию один из вольноотпущенников Цезаря, Фирс, человек весьма смышленый и сумевший самым убедительным образом говорить от имени молодого императора с надменною и непомерно гордившейся своей красотою женщиной. Клеопатра проявляла к нему особое уважение и беседовала с ним дольше и охотнее, нежели с остальными; это внушило Антонию подозрения, и он высек Фирса плетьми, а затем отпустил назад, к Цезарю, написав, что несчастья сделали его вспыльчивым и раздражительным, а Фирс держал себя слишком заносчиво и высокомерно. «Впрочем, — прибавлял он, — если ты сочтешь это оскорблением, то у тебя мой отпущенник Гиппарх — высеки его как следует, и мы будем квиты». Желая рассеять его подозрения, Клеопатра после этого случая ухаживала за ним с удвоенным усердием. Собственный день рождения она справила скромно и сообразно обстоятельствам, но в день рождения Антония задала празднество такое блестящее и пышное, что многие из приглашенных, явившись на пир бедняками, ушли богатыми.

<…>


10.

Антоний. Серебряная тетрадрахма с портретами Антония на аверсе и Клеопатры на реверсе. Другая сторона монеты: Часть 1, илл.10 / Tetradrachm of Seleucis and Pieria in Syria, with Mark Antony on obverse. Compare with RPC# 4095. via

75. Снова Антоний послал Цезарю вызов на поединок. Тот отвечал, что Антонию открыто много дорог к смерти, и Антоний понял, что нет для него прекраснее кончины, нежели гибель в сражении, и решил напасть на противника и на суше и на море разом. Передают, что за обедом он велел рабам наливать ему полнее и накладывать куски получше, потому что, дескать, неизвестно, будут ли они потчевать его завтра или станут прислуживать новым господам, между тем как он ляжет трупом и обратится в ничто. Видя, что друзья его плачут, он сказал, что не поведет их за собою в эту битву, от которой ждет не спасения и победы, но славной смерти.

Около полуночи, как рассказывают, среди унылой тишины, в которую погрузили Александрию страх и напряженное ожидание грядущего, внезапно раздались стройные, согласные звуки всевозможных инструментов, ликующие крики толпы и громкий топот буйных, сатировских прыжков, словно двигалось шумное шествие в честь Диониса. Толпа, казалось, прошла чрез середину города к воротам, обращенным в сторону неприятеля, и здесь шум, достигнув наибольшей силы, смолк. Люди, пытавшиеся толковать удивительное знамение, высказывали догадку, что это покидал Антония тот бог, которому он в течение всей жизни подражал и старался уподобиться с особенным рвением.

76. С первыми лучами солнца Антоний расположил войско на холмах перед городом и стал наблюдать, как выходят навстречу врагу его корабли. В ожидании, что моряки проявят и доблесть, и упорство, он спокойно смотрел вниз. Но едва только сблизились они с неприятелем, как, подняв весла, приветствовали суда Цезаря и, получив ответное приветствие, смешались с ними, так что из двух флотов возник один, который поплыл прямо на город. Пока Антоний глядел на это зрелище, успела переметнуться и конница; а когда потерпела поражение пехота, Антоний возвратился в город, крича, что Клеопатра предала его в руки тех, с кем он воевал ради нее.


11.

Портреты Клеоптары VII на различных монетах, отчеканенных в её правление
в Александрии и Триполисе (Сирия). I в. до н. э. via, Source


Полная ужаса пред его гневом и отчаянием, царица укрылась в своей усыпальнице и велела опустить подъемные двери с надежными засовами и замками. К Антонию она отправила своих людей, которые должны были известить его, что Клеопатра мертва. Антоний поверил и, обращаясь к самому себе, воскликнул: «Что же ты еще медлишь, Антоний? Ведь судьба отняла у тебя последний и единственный повод дорожить жизнью и цепляться за нее!» Он вошел в спальню, расстегнул и сбросил панцирь и продолжал так: «Ах, Клеопатра, не разлука с тобою меня сокрушает, ибо скоро я буду в том же месте, где ты, но как мог я, великий полководец, позволить женщине превзойти меня решимостью?!». У него был верный раб по имени Эрот, которого Антоний уже давно уговорил убить его, если придет нужда. Теперь он потребовал, чтобы Эрот исполнил свое слово. Раб взмахнул мечом, словно готовясь поразить хозяина, но, когда тот отвернул лицо, нанес смертельный удар себе и упал к ногам Антония. «Спасибо, Эрот, — промолвил Антоний, — за то, что учишь меня, как быть, раз уже сам не можешь исполнить, что требуется». С этими словами он вонзил меч себе в живот и опустился на кровать. Но рана оказалась недостаточно глубока, и потому, когда он лег, кровь остановилась. Антоний очнулся и принялся молить окружающих прикончить его, но все выбежали из спальни, и он кричал и корчился в муках, пока от Клеопатры не явился писец Диомед, которому царица велела доставить Антония к ней в усыпальницу.

77. Услыхав, что она жива, Антоний с жаром приказал слугам немедленно поднять его с ложа, и те на руках отнесли хозяина к дверям усыпальницы. Дверей, однако, Клеопатра не открыла, но, появившись в окне, спустила на землю веревки, которыми обмотали раненого, и царица еще с двумя женщинами [46] — никого, кроме них она с собою внутрь не взяла — собственными руками втянула его наверх. Эти женщины — единственные свидетельницы происходившего — говорили, что невозможно представить себе зрелище жалостнее и горестнее. Залитого кровью, упорно борющегося со смертью, поднимали его на веревках, а он простирал руки к царице, беспомощно вися в воздухе, ибо нелегкое то было дело для женщин, и Клеопатра, с исказившимся от напряжения лицом, едва перехватывала снасть, вцепляясь в нее что было сил, под ободряющие крики тех, кто стоял внизу и разделял с нею ее мучительную тревогу.


12.

Клеопатра и Антоний. Денарий, серебро / Denier où figurent Cléopâtre et Antoine. via

Наконец Антоний очутился наверху, и, уложив его на постель и склонившись над ним, Клеопатра растерзала на себе одежду, била себя в грудь и раздирала ее ногтями, лицом отирала кровь с его раны и звала его своим господином, супругом и императором. Проникшись состраданием к его бедам, она почти что забыла о своих собственных. Утишив ее жалобы, Антоний попросил вина — то ли потому, что действительно хотел пить, то ли надеясь, что это ускорит его конец. Напившись, он увещал ее подумать о своем спасении и благополучии, если только при этом окажется возможным избежать позора, и среди друзей Цезаря советовал больше всего доверять Прокулею. А его, продолжал он, пусть не оплакивает из-за последних тяжких превратностей, пусть лучше полагает его счастливым из-за всего прекрасного, что выпало на его долю — ведь он был самым знаменитым человеком на свете, обладал величайшим в мире могуществом и даже проиграл свое дело не без славы, чтобы погибнуть смертью римлянина, побежденного римлянином.

78. Едва только Антоний испустил дух, как явился присланный Цезарем Прокулей. Случилось так, что когда раненого Антония понесли к Клеопатре, один из его телохранителей, Деркетей, подобрал меч Антония, тайком выскользнул из дому и побежал к Цезарю, чтобы первым сообщить о кончине Антония и показать окровавленное оружие. Услыхав эту весть, Цезарь ушел в глубину палатки и заплакал, горюя о человеке, который был его свойственником, соправителем и товарищем во многих делах и битвах.


13.

Марк Антоний и Октавиан. 41 год до н.э. / Mark Antony and Octavian. 41 BC. AV Aureus (7.95 gm). Mint moving with Mark Antony. M. Barbatius Pollio, moneyer. M ANT IMP AVG III VIR R P C M BARBAT Q P, bare head of Antony right / CAESAR IMP PONT III VIR R P C, bare head of Octavian right. Crawford 517/1a; Sear, CRI 242; R. Newman, "A Dialogue of Power in the Coinage of Antony and Octavian," ANSAJN 2 (1990), 41.1; Sydenham 1180; BMCRR (East) 98; Bahrfeldt 77. Near EF, Very rare. via. Source

Потом, достав письма, он кликнул друзей и принялся им читать, чтобы они убедились, как дружелюбно и справедливо писал он и с какою грубостью, с каким высокомерием всегда отвечал Антоний. Затем он отправляет Прокулея с наказом употребить все средства к тому, чтобы взять Клеопатру живой: Цезарь и опасался за судьбу сокровищ, и считал, что, проведя Клеопатру в триумфальном шествии, намного увеличит блеск и славу своего триумфа.

<…>


14.

Около 1440. Джованни Боккаччо «О несчастиях знаменитых людей» / BL Royal 16 G V, f. 101. Detail of a miniature of the death of Cleopatra. Giovanni Boccaccio. De claris mulieribus in an anonymous French translation (Le livre de femmes nobles et renomées). Origin France, N. (Rouen). Date c. 1440. Language French. Script Gothic. Artists Talbot Master. Parchment codex. Source

82. Многие цари и полководцы вызывались и хотели похоронить Антония, но Цезарь оставил тело Клеопатре, которая погребла его собственными руками, с царским великолепием, получив для этого все, что только ни пожелала. Нестерпимое горе и телесные страдания — грудь ее под жестокими ударами воспалилась и покрылась язвами — привели за собою лихорадку, и царица радовалась болезни, которая открывала ей возможность беспрепятственно умереть, отказываясь от пищи. В числе ее приближенных был врач Олимп, которому она открыла свое истинное намерение и пользовалась его помощью и советами, как пишет сам Олимп, издавший рассказ об этих событиях. Но Цезарь, заподозрив неладное, стал угрожать ей расправою с детьми, и угрозы эти, словно осадные машины, сокрушили волю Клеопатры, и она подчинилась заботам и уходу тех, кто хотел сохранить ей жизнь.


15.

Первая четверть XV века. Джованни Боккаччо «О знаменитых женщинах» / BL Royal 20 C V, f. 131v. Miniature of of the death of Cleopatra; blood drips from her arms into the mouths of two dragons. Giovanni Boccaccio. Des cleres et nobles femmes, De claris mulieribus in an anonymous French translation. Origin France, Central (Paris). 1st quarter of the 15th century. Language French. Script Gothic cursive. Artists Master of Boethius BnF fr. 12459. Source

83. Немногими днями позже Цезарь навестил Клеопатру и сам, чтобы сколько-нибудь ее утешить. Она лежала на постели, подавленная, удрученная, и когда Цезарь появился в дверях, вскочила в одном хитоне и бросилась ему в ноги. Ее давно не прибранные волосы висели клочьями, лицо одичало, голос дрожал, глаза потухли, всю грудь покрывали еще струпья и кровоподтеки, — одним словом, телесное ее состояние, казалось, было ничуть не лучше душевного. И однако ее прелесть, ее чарующее обаяние не угасли окончательно, но как бы проблескивали изнутри даже сквозь жалкое это обличие и обнаруживались в игре лица. Цезарь просил ее лечь, сел подле, и Клеопатра принялась оправдываться, все свои действия объясняя страхом перед Антонием или принуждениями с его стороны, но Цезарь опроверг один за другим каждый из ее доводов, и тогда она тотчас обратилась к мольбам о сострадании, словно обуянная жаждою жить во что бы то ни стало.

Под конец она вынула опись своих сокровищ и передала Цезарю. Селевк, один из ее управляющих, стал было уличать царицу в том, что какие-то вещи она похитила и утаила, но Клеопатра набросилась на него, вцепилась ему в волосы, била по лицу и, когда Цезарь, улыбаясь, пытался ее унять, вскричала: «Но ведь это просто неслыханно, Цезарь! Ты, в моих жалких обстоятельствах, удостоил меня посещения и беседы, а мои же рабы меня обвиняют, и за что? За то, что я отложила какие-то женские безделушки — не для себя, несчастной, нет, но чтобы поднести Октавии и твоей Ливии и через них смягчить тебя и умилостивить!» Эти слова окончательно убедили Цезаря, что Клеопатра хочет жить, чему он немало радовался. Он сказал, что охотно оставляет ей эти украшения и что все вообще обернется для нее гораздо лучше, чем она ожидает, а затем удалился с мыслью, что обманул египтянку, но в действительности — обманутый ею.

<…>


16.

1403. Джованни Боккаччо «О знаменитых женщинах». Смерть Антония и Клеопатры / Antoine se tue à la vue de Cléopâtre morte sur son trône, deux aspics aux bras. Giovanni Boccaccio, De Claris mulieribus, traduction anonyme en français Livre des femmes nobles et renommées. Date d'édition: 1403. Manuscrit. Paris. Langue: Latin. Langue: Français. Bibliothèque nationale de France, Français 598, f. 128v (LXXXIII). Source

85. Так она сетовала и сокрушалась, а затем украсила гробницу венком и вернулась во дворец. Она велела приготовить себе купание, искупалась, легла к столу. Подали богатый, обильный завтрак. В это время к дверям явился какой-то крестьянин с корзиною. Караульные спросили, что он несет. Открыв корзину и раздвинув листья, он показал горшок, полный спелых смокв. Солдаты подивились, какие они крупные и красивые, и крестьянин, улыбнувшись, предложил им отведать. Тогда они пропустили его, откинувши всякие подозрения. После завтрака, достав табличку с заранее написанным и запечатанным письмом, Клеопатра отправила ее Цезарю, выслала из комнаты всех, кроме обеих женщин, которые были с нею в усыпальнице, и заперлась. Цезарь распечатал письмо, увидел жалобы и мольбы похоронить ее вместе с Антонием и тут же понял, что произошло. Сперва он хотел броситься на помощь сам, но потом, со всею поспешностью, распорядился выяснить, каково положение дела. Все, однако, совершилось очень скоро, ибо когда посланные подбежали ко дворцу и, застав караульных в полном неведении, взломали двери, Клеопатра в царском уборе лежала на золотом ложе мертвой. Одна из двух женщин, Ирада, умирала у ее ног, другая, Хармион, уже шатаясь и уронив голову на грудь, поправляла диадему в волосах своей госпожи. Кто-то в ярости воскликнул: «Прекрасно, Хармион!» — «Да, поистине прекрасно и достойно преемницы стольких царей», — вымолвила женщина и, не проронив больше ни звука, упала подле ложа.


17.

1403. Джованни Боккаччо «О знаменитых женщинах». Смерть Антония и Клеопатры / Antoine se tue à la vue de Cléopâtre morte sur son trône, deux aspics aux bras. Giovanni Boccaccio, De Claris mulieribus, traduction anonyme en français Livre des femmes nobles et renommées. Date d'édition: 1403. Manuscrit. Paris. Langue: Latin. Langue: Français. Bibliothèque nationale de France, Français 598, f. 128v (LXXXIII). Source

86. Говорят, что аспида принесли вместе со смоквами, спрятанным под ягодами и листьями, чтобы он ужалил царицу неожиданно для нее, — так распорядилась она сама. Но, вынувши часть ягод, Клеопатра заметила змею и сказала: «Так вот она где была…» — обнажила руку и подставила под укус. Другие сообщают, что змею держали в закрытом сосуде для воды и Клеопатра долго выманивала и дразнила ее золотым веретеном, покуда она не выползла и не впилась ей в руку повыше локтя. Впрочем, истины не знает никто — есть даже сообщение, будто она прятала яд в полой головной шпильке, которая постоянно была у нее в волосах. Однако ж ни единого пятна на теле не выступило, и вообще никаких признаков отравления не обнаружили. Впрочем, и змеи в комнате не нашли, но некоторые утверждали, будто видели змеиный след на морском берегу, куда выходили окна. Наконец, по словам нескольких писателей, на руке Клеопатры виднелись два легких, чуть заметных укола. Это, вероятно, убедило и Цезаря, потому что в триумфальном шествии несли изображение Клеопатры с прильнувшим к ее руке аспидом. Таковы обстоятельства ее кончины.


18.

Около 1479-1480. Смерть Антония и Клеопатры. Джованни Боккаччо (1313-1375). «О несчастиях знаменитых людей» (первая редакция около 1360). Книга 6, глава 13 / Giovanni Boccaccio, translated by Laurent de Premierfait. Title De casibus virorum illustrium in French translation (Des cas des ruynes des nobles hommes et femmes). Origin Netherlands, S. (Bruges). Date c.1479-c.1480. Language French. Script Gothic cursive (bâtarde). Artists Master of the White Inscriptions, Master of the Getty Froissart. The British Library, Royal 14 E.V, f.339. The deaths of Antony and Cleopatra, at the beginning of chapter 13 of book 6. Source. По клику - целый лист

Цезарь, хотя и был раздосадован смертью Клеопатры, не мог не подивиться ее благородству и велел с надлежащей пышностью похоронить тело рядом с Антонием. Почетного погребения были удостоены, по его приказу, и обе доверенные служанки.


19.

Cleopatra. Paulinus Venetus, O. F. M., Chronologia magna. Date d'édition: 1328-1343. Type: manuscrit. Langue: Latin. Italie (Naples). - Ecriture italienne. Bibliothèque nationale de France, Département des manuscrits, Latin 4939, fol. 41v. Source

Клеопатра умерла тридцати девяти лет; двадцать два года она занимала царский престол и более четырнадцати правила совместно с Антонием. Антоний прожил, по одним сведениям, пятьдесят шесть, по другим — пятьдесят три года. Изображения Антония были сброшены с цоколей, а за то, чтобы эта участь не постигла и статуи Клеопатры, один из ее друзей, Архибий, заплатил Цезарю две тысячи талантов.

87. Антоний оставил семерых детей от трех жен, и лишь самый старший из них, Антулл, был казнен Цезарем. Всех прочих приняла к себе Октавия и вырастила наравне с собственными детьми. Клеопатру, дочь Клеопатры, она выдала замуж за Юбу, самого ученого и образованного среди царей, Антония же, сына Фульвии, возвысила настолько, что если первое место при Цезаре принадлежало Агриппе, а второе сыновьям Ливии [49], третьим и был и считался Антоний. <…> "


20.

Клеопатра и Юлий Цезарь / Detail of the busts of Cleopatra and Julius Caesar. BL Egerton 1500, f. 15v. Author Paolino Veneto. Title Abbreviamen de las Estorias (begins imperfectly), or Chronologia magna. Origin France, S. (Avignon). 2nd quarter of the 14th century (after 1323). Language French (Provençal dialect). Script Gothic. Dimensions in mm 380 x 290. Parchment codex. Source

" 81. Сына Антония от Фульвии, Антулла, Цезарь казнил. Мальчика выдал его дядька Феодор и, когда солдаты отрубили ему голову, украдкою снял с шеи казненного громадной ценности камень и зашил себе в пояс. Несмотря на все запирательства Феодор был изобличен и распят. Что касается детей, которых Антонию родила Клеопатра, то они вместе со своими воспитателями содержались хотя и под стражей, но вполне достойно их звания.


21.

Цезарион, сын Юлия Цезаря и Клеопатры. Храм в Дандаре. Западный берег Нила, 60 км от Луксора, Египет / Temple of Denderah. Back wall where can be seen: Cleopatra and her son, Cesarion. via

Цезариона же, слывшего сыном Цезаря, мать снабдила большою суммою денег и через Эфиопию отправила в Индию, но другой дядька, Родон, такой же негодяй, как Феодор, уговорил юношу вернуться, уверив, будто Цезарь зовет его на царство. Говорят, что, когда Цезарь раздумывал, как с ним поступить, Арий [философ] произнес:
Нет в многоцезарстве блага… [48]
И позднее, после кончины Клеопатры, Цезарь его умертвил. "


Источник текста и примечания:

[1] Антоний // Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: Издательство «Наука», 1994. Издание второе, исправленное и дополненное. Т. II. / Перевод С.П. Маркиша, обработка перевода для настоящего переиздания С.С. Аверинцева, примечания М.Л. Гаспарова. Издание подготовили С.С. Аверинцев, М.Л. Гаспаров, С.П. Маркиш. Ответственный редактор С.С. Аверинцев.

[Примечания]
35. «Битва с гигантами» — скульптурная группа, украшавшая акрополь.

39. …чью-то шутку… и далее. — См.: КСт., 9, Плутарх приписывает эту шутку Катону.

40. Либурны — быстроходные галеры по образцу лодок иллирийского племени либурнов (ср.: КМл., 54).

42. …полководец… к измене… — Это был Л. Пинарий Карп, державший для Антония Кирену.

45. …записал в эфебы… — Греческий акт совершеннолетия; …одел в мужскую тогу без каймы… — Знак римского совершеннолетия.

46. …с двумя женщинами… — Ирадой и Хармион, ср. гл. 60 и 85.

48. Нет в многоцезарстве блага… — Переделка знаменитого места из «Илиады» (II, 204), слова Одиссея бунтовщику Ферситу:

Нет в многовластии блага, да будет единый властитель

Царь нам да будет единый…

49. Сыновья Ливии — (от первого ее мужа, Тиб. Клавдия Нерона) — Тиберий, будущий император, и Друз, рано умерший полководец, упоминаемый ниже.



Ранее:
Клеопатра Великая. Портреты и Плутарх. Часть 1
Как менялся Нерон. Видео, монеты и свидетельства



Tags: Древний Рим, Древняя Греция, Египет, античность, история, мифы, скульптура, средневековая миниатюра, сюжеты

Posts from This Journal “античность” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments