Горбутович Татьяна (gorbutovich) wrote,
Горбутович Татьяна
gorbutovich

Когда муж поддается уговорам жены. Две истории о любви. 4 век

Конец IV века нашей эры. Территория Римской империи, Галлия. Античность постепенно переходит в Средние века.

Григорий Турский рассказывает:

44. А в Клермоне первым епископом после епископа и проповедника Стремония был Урбик, новообращенный из сенаторов. У него была жена, которая, отказавшись по церковному обычаю от сожительства с епископом, пребывала в набожности. Оба они предавались молитвам, были щедры на милостыни и добрые дела. Так они и жили, когда ревность диавола, вечная соперница святости, шевельнулась в женщине и, распалив ее похоть, сделала ее новой Евой.


Мужчина и женщина поздней Античности. 1) Мужская голова. I-III века н.э. Римская империя. Книдская рельефная керамика. Книд, современная Турция. Другой ракурс сосуда. 2) Женская голова. I-IV век н.э. Римская Британия. Обе головы из Британского музея / 1) Cnidian Relief Ware pottery cup in the form of a grotesque male head. From Knidos, modern Turkey. Roman, 2nd-3rd centuries AD / Date 60-120. Source. 2) Limestone woman's head, larger than life-size. Roman Britain, 1st-4th centuries AD. From Towcester, Northamptonshire. Roman art meets native British art. British Museum. Source

Охваченная желанием, одолеваемая греховными помыслами, она во мраке ночи направилась к епископскому дому [122]. Обнаружив, что все двери в доме заперты, она начала стучаться в них, говоря так: «Доколе ты будешь спать, епископ? Когда наконец отопрешь ты двери? Зачем ты пренебрегаешь своей спутницей? Почему ты глух к наставлениям Павла? Ведь это он писал: "Не уклоняйтесь друг от друга, чтобы не искушал вас сатана" [123].


3.

Рисунок из книги XII века, он сделан через 800 лет после Урбика с его несчастной женой

Видишь, я возвращаюсь к тебе и прибегаю не к чужому, а к собственному сосуду». Долго взывая к нему сими и подобными речами, она наконец охладила благочестие епископа. Он велел впустить ее в опочивальню и, разделив с ней супружеское ложе, отпустил ее.


4.

Третья четверть XIII века. Фрагмент страницы из "Кодекса Юстиниана". Болонья, Италия / Angers, Bibliothèque municipale, ms. 0339, f. 126v. Codex Justinianus. Bologna, 3rd quarter of the 13th century. Source

После этого, вернувшись к себе позже обычного и сожалея о совершенном поступке, епископ устремился в монастырь своей епархии, чтобы покаяться, и после того как, стеная и плача, принес там покаяние, он возвратился в свой город. Совершив жизненный путь, он преставился. От этого соития у него родилась дочь, принявшая монашество. Сам же епископ вместе с женой и дочерью погребен в шантуанской усыпальнице недалеко от столбовой дороги. Вместо него епископом поставили Легона.

Григорий Турский. История франков. Книга I. 44. Об Орбике, епископе клермонском.


Чуть дальше Григорий Турский приводит другую историю - о праведной любви христианина:

47. В это же время некто Инъюриоз, из клермонских сенаторов, человек очень богатый, посватался за столь же богатую девицу и, дав вено [выкуп жениха за невесту], назначил день свадьбы. А были оба они единственными детьми у своих родителей.


5.

Последняя четверть XIII века или первая четверть XIV века. Женитьба / Miniature of a marriage, Italy, Bologna, last quarter of the 13th century or 1st quarter of the 14th century, Add MS 24678, f. 22r. Source

В назначенный день после свадьбы их, по обычаю, уложили на одной постели. Но девушка, глубоко опечаленная, повернулась к стене и горько заплакала. Муж говорит ей: «Что ты тревожишься ? Скажи, прошу тебя!». Нo она молчала, и он опять: «Молю тебя, во имя Иисуса Христа, сына божьего, скажи мне толком, что ты горюешь?». Тогда она повернулась к нему и молвила: «Если я проплачу все дни моей жизни, разве хватит всех этих слез, чтобы смытъ столь большую печаль с моего сердца? Ведь я решила сохранить для Христа свое тело непорочным.


6.

Начало IV века. Мозаика из Хинтон Сейнт Мэри. Фрагмент. Римская Британия. Британский музей / The Hinton St Mary Mosaic. Dorset, England, Roman Britain, 4th century AD (early). Found/Acquired: Hinton St Mary, villa. British Museum. Source

Но горе мне! Я оставлена им в такой час, и поэтому не могу выполнить то, что задумала; и то, что я сохраняла с начала жизни моей. я погубила в этот последний день, который я не должна была видеть. Ведь теперь покинул меня бессмертный Христос, который обещал мне в приданое рай. Я же отдана в жены смертному человеку, и вместо бессмертных роз мне предназначен венец из засохших роз, который меня не украшает, а безобразит. Я должна была на четвероструйной реке Агнца [128] надеть одеяние непорочности. И подвенечное платье стало для меня бременем, а не честью. Но к чему слова? О я, несчастная!


7.

Начало IV века. Мозаика из Хинтон Сейнт Мэри. Фрагмент. Римская Британия. Британский музей / The Hinton St Mary Mosaic. 4thC(early). British Museum. Source

Я должна была удостоиться участи небесной, а ныне опускаюсь в бездну. О если это и было моим будущим, то почему первый день жизни моей не был и концом ee! О войти бы мне в двери смертные прежде, чем я вкусила молоко из материнской груди! О если бы милые родители целовали меня не живую, а мертвую! Ведь я гнушаюсь земным великолепием, когда смотрю на руки спасителя, распятые во имя спасения мира. Восхищает меня терновый венец, и не вижу я больше венцов, блещущих каменьями. Я пренебрегаю твоими обширными землями, ибо я стремлюсь к радостям райской жизни. Пугают меня дома твои, когда я смотрю на господа, восседающего превыше звезд».


8.

Около IV века. Женский образ на римской мозаике / Roman mosaic depicting a woman. Ca. 4th century A.D. H. 51,5 cm L. 34,5 cm. Source

Так говорила она громко плача, и юноша, тронутый жалостью, молвил: «Мы — единственные дети у родителей, самых знатных в Клермоне. Они пожелали соединить нас для продолжения рода, чтобы, когда они покинут этот мир, не был наследником чужой». Девушка ответила ему: «Этот мир ничего не значит, ничего не стоят ни богатства, ни блеск века сего, ни сама наша жизнь. Но должны мы стремиться к той жизни, которая не прекращается со смертью, не обрывается болезнью и не кончается гибелью, к той жизни, где человек живет в вечной красоте и при неугасимом свете и, что лучше всего, ликом господним наслаждается, вечно созерцая его, и, подобно ангелам, радуется нескончаемой радостью». В ответ на это он молвил: «Благодаря твоим сладчайшим речам вечная жизнь сверкнула предо мною словно большая звезда, и посему, если ты хочешь воздержаться от вожделения плоти, я разделяю твое желание».


9.

Первая четверть XIV века. Почти через 1000 лет после жизни двух идеальных влюбленных Григория Турского. Из "Маастрихтского Часослова". Нидерланды, Льеж. Британская библиотека. Stowe MS 17, f.193v / 'The Maastricht Hours': Book of Hours, Use of Maastricht. 1st quarter of the 14th century. The British Library. Stowe MS 17, f.193v. Netherlands (Liège). Source

Она отвечала ему: «Тяжело мужчине сдержать такое обещание. Однако если ты сделаешь так, что мы в жизни сей останемся невинными, я разделю с тобою дар, который обещал мне супруг мой Иисус Христос, ибо я дала клятву быть ему рабой и невестой». Тогда, осенив себя крестным знамением, он молвил: «Я сделаю так, как ты сказала». И, обнявшись, они заснули.

После этого они прожили вместе, почивая на одном ложе, много лет и сохраняли невинность, достойную похвалы. Это стало известно лишь после их смерти.

Когда девица отошла ко Христу, выдержав испытание, муж совершил похоронный обряд и, опуская деву в могилу, сказал: «Благодарю тебя, господи Иисусе Христе, во веки, господи и боже наш, за это сокровище! Каким и получил его от тебя, таким незапятнанным и возвращаю твоей благодати». А она, улыбнувшись на это, сказала: «Зачем ты говоришь, о чем не спрашивают?».

Спустя немного времени он и сам последовал за нею. Тогда, хотя могилы их были у разных стен, совершилось невиданное чудо, явившее их непорочность: однажды утром, когда люди подошли к месту их погребения, то оказалось, что обе могилы, прежде разделенные, расположены рядом. Совершилось это для того, чтобы могилы не разъединяли тела тех, чьи души обитали вместе на небесах. До сего дня местные жители называют их «Двумя любящими». Мы же вспоминаем о них в книге о Чудесах [129].

Григорий Турский. История франков. Книга I. 47. О целомудрии любящих.


В двух эпизодах наблюдаем противопоставление: целибат и брак; желание и целомудренная нежность. Истории, рассказанные Григорием Турским (538/539-593/594) относятся к концу IV века. Оставалось примерно лет 80-90(?) до 476 года, когда Одоакр, захвативший власть в Риме, отошлет в Константинополь императорские инсигнии за ненадобностью. Римская империя на Западе прекратит существовать и юридически.

В связи с "могилой двух влюбленных" вспоминаются русские идеальные супруги Петр и Феврония Муромские:


10.

Феврония и заяц. Фрагмент иконы "Петр и Феврония Муромские с житием". Русь. 1618 г. via

Незадолго до кончины, князь и княгиня приняли монашество. Когда же Петр и Феврония оба умерли в один день, церковнослужители решили положить их тела в разных местах, "так как нельзя, дескать, мужа и жену положить в одном гробе, раз они стали иноками". "Но на другой день утром увидели, что отдельные их гробницы пусты, а святые тела князя и княгини покоятся в той общей гробнице, которую они велели сделать для себя перед смертью. И те же неразумные люди, что пытались при жизни разлучить их, нарушили их покой после смерти: они снова перенесли святые тела в особые гробницы. И на третье утро увидели опять тела князя и княгини в общей гробнице. После этого больше уже не смели трогать их святые тела, и так и остались они в соборной церкви Рождества пресвятой богородицы, где сами велели себя похоронить."

Повесть о Петре и Февронии Муромских. Ермолай-Еразм, середина XVI в.


Где еще встречается мотив чудесного соединения после смерти тел влюбленных?


Примечания к тексту Григория Турского:
[122]. ...она направилась к епископскому дому. — В подлиннике: domus ecclesiastica или domus ecclesiae — «церковный» или «епископский дом», в котором обычно жили епископ и его клирики.
[123]. ...«He уклоняйтесь друг от друга, чтобы не искушал вас сатана». — 1 Кор., 7, 5.
[128]. ...на четвероструйной реке Агнца... — Т. е. в раю. Ср.: Быт., 2. 10.
[129]. ...в книге о Чудесах. — Имеется в виду сочинение Григория Турского «О славе исповедников» (Гл. 31; Р. 767).

«История франков» в десяти книгах, созданная турским епископом Григорием, — исключительный по своему значению памятник европейской культуры раннего средневековья. В ней описываются события VI в., относящиеся к истории возникновения и развития Франкского государства 1 эпохи Меровингов на территории бывшей римской провинции — Галлии (нынешней Франции).


Источники текстов:
Григорий Турский. История франков. Пер. В. Д. Савуковой. М.: Наука. 1987.
Цитата отсюда: Повесть о Петре и Февронии. Перевод Б. А. Ларина // Древнерусская литература. - М.: Олимп; АСТ, 199. С.220.
Другой перевод: Ермолай-Еразм. "Повесть о Петре и Февронии Муромских" // Фрагменты из "Повести" по: Библиотека литературы Древней Руси. Т. 9. СПб., 2000. С. 455-471. Подготовка текста и предисловие С.В. Перевезенцева, комментарии Р. П. Дмитриевой, перевод Л. А. Дмитриева.



Tags: 4 век, Маастрихтский Часослов, Муром, любовь, мозаика, скульптура, сравнение, средневековая миниатюра, средние века, христианство

Posts from This Journal “Маастрихтский Часослов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments